— Я очень-очень тебя люблю. Я столько нового узнала и почувствовала с тех пор, как мы начали встречаться.
— Например?
— Например… например… что ты можешь быть еще большим идиотом, чем я думала.

— Я очень-очень тебя люблю. Я столько нового…

— Я очень-очень тебя люблю. Я столько нового узнала и почувствовала с тех пор, как мы начали встречаться.
— Например?
— Например… например… что ты можешь быть еще большим идиотом, чем я думала.

— Сколько бы раз я ни звонил, она всё равно не берёт трубку, даже не смотрит на меня.
— Звони ещё.
— Я уже пятьдесят раз звонил…
— Тогда звони сто раз.

— Сколько бы раз я ни звонил, она…

— Сколько бы раз я ни звонил, она всё равно не берёт трубку, даже не смотрит на меня.
— Звони ещё.
— Я уже пятьдесят раз звонил…
— Тогда звони сто раз.

Может, мир и не вращается вокруг меня, но ведь ты здесь из-за меня, так?

Может, мир и не вращается вокруг меня, но…

Может, мир и не вращается вокруг меня, но ведь ты здесь из-за меня, так?

Я жил до этого только ради того, чтобы встретить тебя.

Я жил до этого только ради того, чтобы…

Я жил до этого только ради того, чтобы встретить тебя.

Дело не в том, что плюс перевесил минусы. Главное не в этом. Просто плюс оказался гораздо важнее всех минусов.

Дело не в том, что плюс перевесил минусы.…

Дело не в том, что плюс перевесил минусы. Главное не в этом. Просто плюс оказался гораздо важнее всех минусов.

У каждого есть сильные и слабые стороны. Займись тем, в чём разбираешься.

У каждого есть сильные и слабые стороны. Займись…

У каждого есть сильные и слабые стороны. Займись тем, в чём разбираешься.

Если бы ты оказалась в лодке с двумя людьми, и лодка вдруг перевернулась… Кого бы ты спасла? Того, кто тебе ближе? Того, кто красивее? Того, кто лучше как человек? Или того, кого любишь? Я бы спас того, кто не умеет плавать.

Если бы ты оказалась в лодке с двумя…

Если бы ты оказалась в лодке с двумя людьми, и лодка вдруг перевернулась… Кого бы ты спасла? Того, кто тебе ближе? Того, кто красивее? Того, кто лучше как человек? Или того, кого любишь? Я бы спас того, кто не умеет плавать.

— Красивые слова говорят на свадьбе, правда? «Берешь ли ты эту женщину в жены и обещаешь ли любить ее, пока смерть не разлучит вас?»
— Да!
— Мы что, вправду женимся, что ли?
— Просто вырвалось… Чего смеешься, дурак? Но просто слов не достаточно! Если бы это было взаправду, я бы сказала примерно так: «Пожалуйста, сломай мои пальцы».

— Красивые слова говорят на свадьбе, правда? «Берешь…

— Красивые слова говорят на свадьбе, правда? «Берешь ли ты эту женщину в жены и обещаешь ли любить ее, пока смерть не разлучит вас?»
— Да!
— Мы что, вправду женимся, что ли?
— Просто вырвалось… Чего смеешься, дурак? Но просто слов не достаточно! Если бы это было взаправду, я бы сказала примерно так: «Пожалуйста, сломай мои пальцы».

— Что б ты сдох, дурак.
— Нельзя постоянно желать всем смерти. Да и в конце концов, ты постоянно говоришь «что б ты сдох», и это уже просто скучно.
— Просто скучно? А как насчет «я убью тебя, сволочь»?

— Что б ты сдох, дурак.— Нельзя постоянно…

— Что б ты сдох, дурак.
— Нельзя постоянно желать всем смерти. Да и в конце концов, ты постоянно говоришь «что б ты сдох», и это уже просто скучно.
— Просто скучно? А как насчет «я убью тебя, сволочь»?

— М-м… Было что-то такое, что потрясло тебя до глубины души, когда вы встречались?
— Потрясло до глубины души? Как однажды она ела лапшу носом?

— М-м… Было что-то такое, что потрясло тебя…

— М-м… Было что-то такое, что потрясло тебя до глубины души, когда вы встречались?
— Потрясло до глубины души? Как однажды она ела лапшу носом?

Если уж без слёз никак, то лучше плакать от счастья, чем от горя…

Если уж без слёз никак, то лучше плакать…

Если уж без слёз никак, то лучше плакать от счастья, чем от горя…

— Ты будешь жалеть всю оставшуюся жизнь.
— Я никогда не жалею о том, что я сделал и никогда не жалел и не буду… Я просто немного запутался… Я просто чувствую будто совершил глупость…

— Ты будешь жалеть всю оставшуюся жизнь.— Я…

— Ты будешь жалеть всю оставшуюся жизнь.
— Я никогда не жалею о том, что я сделал и никогда не жалел и не буду… Я просто немного запутался… Я просто чувствую будто совершил глупость…

С тех пор, как я встретил тебя… Я чувствую, словно… Я жил, чтобы тебя встретить.

С тех пор, как я встретил тебя… Я…

С тех пор, как я встретил тебя… Я чувствую, словно… Я жил, чтобы тебя встретить.

Я не могу себя простить за то, что заставляю ее плакать. Но я не уверен, что смогу не причинять ей боль. Но я определенно не хочу от нее отказываться!

Я не могу себя простить за то, что…

Я не могу себя простить за то, что заставляю ее плакать. Но я не уверен, что смогу не причинять ей боль. Но я определенно не хочу от нее отказываться!

Ты доставала меня с самого начала. Ты была эгоисткой, говорила только о своем, и все мои чувства перемешались. Ты такая прилипала… Но потом ты меня бросила и ушла так легко… Ты жестокая. Но даже несмотря на все это… Я люблю тебя.

Ты доставала меня с самого начала. Ты была…

Ты доставала меня с самого начала. Ты была эгоисткой, говорила только о своем, и все мои чувства перемешались. Ты такая прилипала… Но потом ты меня бросила и ушла так легко… Ты жестокая. Но даже несмотря на все это… Я люблю тебя.

Тебе не кажется, что смерть — самый легкий выход?

Тебе не кажется, что смерть — самый легкий…

Тебе не кажется, что смерть — самый легкий выход?

Проще винить себя, чем кого-либо другого. Обвиняя других, ты станешь невыносимой, отказывая им в прощении. Но обвиняя себя, ты сможешь просто пожать плечами и забыть. И не на кого будет злиться. Так проще.

Проще винить себя, чем кого-либо другого. Обвиняя других,…

Проще винить себя, чем кого-либо другого. Обвиняя других, ты станешь невыносимой, отказывая им в прощении. Но обвиняя себя, ты сможешь просто пожать плечами и забыть. И не на кого будет злиться. Так проще.

А, и насчет проблем… Если они есть, значит, ты жива.

А, и насчет проблем… Если они есть, значит,…

А, и насчет проблем… Если они есть, значит, ты жива.

Две девочки, назовем их А и Б, вместе вспоминали одну вещь из прошлого. Они обсуждали рисунок, висевший на стене у лестницы, когда они учились в начальной школе. Изображение девочки, которая собирала цветы на фоне ярко-красного заката.
А говорит: «Как трогательно. Ты говоришь о нарисованной девочке в чудесном желтом платье?»
Б отвечает: «Нет, платье на ней было красным, прямо как закат.»
— Оно было красным!
— Нет, оно определённо было жёлтым!
— Хорошо, давай тогда поедем и посмотрим.
И вот они с волнением достигли старого, вызывающего ностальгию здания школы.
Какого цвета было платье девочки?
У него не было цвета. Это был черно-белый рисунок. Совершенно черный силуэт в совершенно чёрном платье. Но в воспоминаниях обеих девочек платье на картинке было цветным.
Понимаешь? Человеческие воспоминания слишком туманны. Черно-белое кажется цветным, события более волнующими, вещи приукрашиваются… Всё кажется более значимым, чем на самом деле.
Поэтому я не верю во все эти разговоры о «прекрасных воспоминаниях».

Две девочки, назовем их А и Б, вместе…

Две девочки, назовем их А и Б, вместе вспоминали одну вещь из прошлого. Они обсуждали рисунок, висевший на стене у лестницы, когда они учились в начальной школе. Изображение девочки, которая собирала цветы на фоне ярко-красного заката.
А говорит: «Как трогательно. Ты говоришь о нарисованной девочке в чудесном желтом платье?»
Б отвечает: «Нет, платье на ней было красным, прямо как закат.»
— Оно было красным!
— Нет, оно определённо было жёлтым!
— Хорошо, давай тогда поедем и посмотрим.
И вот они с волнением достигли старого, вызывающего ностальгию здания школы.
Какого цвета было платье девочки?
У него не было цвета. Это был черно-белый рисунок. Совершенно черный силуэт в совершенно чёрном платье. Но в воспоминаниях обеих девочек платье на картинке было цветным.
Понимаешь? Человеческие воспоминания слишком туманны. Черно-белое кажется цветным, события более волнующими, вещи приукрашиваются… Всё кажется более значимым, чем на самом деле.
Поэтому я не верю во все эти разговоры о «прекрасных воспоминаниях».

Год — это уйма времени, вполне хватит, чтобы совершить чудо!

Год — это уйма времени, вполне хватит, чтобы…

Год — это уйма времени, вполне хватит, чтобы совершить чудо!