— У тирана жалкий конец, не так ли?
— Я клянусь, что больше не причиню никому вреда. Я даже готова тебе служить, только прекрати!
— Ты избавляешься от своих людей из-за малейшей их оплошности, а сама молишь меня о пощаде?
— Я не хочу умирать. Я не хочу терять Империю. Пожалуйста, не забирай самое важное, что есть у меня в жизни.
— Почему?… Почему вы, люди, не понимаете такой простой вещи: «Если не хотите, чтобы у вас что-то отняли — не отнимайте ничего сами»!

— У тирана жалкий конец, не так ли?—…

— У тирана жалкий конец, не так ли?
— Я клянусь, что больше не причиню никому вреда. Я даже готова тебе служить, только прекрати!
— Ты избавляешься от своих людей из-за малейшей их оплошности, а сама молишь меня о пощаде?
— Я не хочу умирать. Я не хочу терять Империю. Пожалуйста, не забирай самое важное, что есть у меня в жизни.
— Почему?… Почему вы, люди, не понимаете такой простой вещи: «Если не хотите, чтобы у вас что-то отняли — не отнимайте ничего сами»!