Мирная жизнь — лишь иллюзия. Сражения — вот история человечества.

Мирная жизнь — лишь иллюзия. Сражения — вот…

Мирная жизнь — лишь иллюзия. Сражения — вот история человечества.

Чего же хотят люди? Нищета и голод, дискриминация и безнравственность, война и терроризм.
Люди не понимают друг друга и хотят, чтобы мир избавился от подобных проблем.

Чего же хотят люди? Нищета и голод, дискриминация…

Чего же хотят люди? Нищета и голод, дискриминация и безнравственность, война и терроризм.
Люди не понимают друг друга и хотят, чтобы мир избавился от подобных проблем.

Люди по своей природе хотят быть управляемыми чем-то или кем-то: будь то народ, религия, обычаи, или власть.

Люди по своей природе хотят быть управляемыми чем-то…

Люди по своей природе хотят быть управляемыми чем-то или кем-то: будь то народ, религия, обычаи, или власть.

— Ты хочешь образумить человечество?! Подобное простительно лишь Богу!
— Тогда я стану Богом.

— Ты хочешь образумить человечество?! Подобное простительно лишь…

— Ты хочешь образумить человечество?! Подобное простительно лишь Богу!
— Тогда я стану Богом.

Страна — не территория и не правительство. Это люди.

Страна — не территория и не правительство. Это…

Страна — не территория и не правительство. Это люди.

— Я лишь хотел мирового спокойствия — того, чего желают все.
— Наплевав на природу самих людей?
— Всего лишь на разницу во мнениях.
— Ты хотел остановить мир на сегодняшнем дне. Но каждодневную жизнь без изменений таковой не назвать. Это лишь накопление опыта.
— Но зато оно ведёт к знанию.
— Императору Чарльзу был нужен вчерашний день. Тебе — сегодняшний. Но мне нужен завтрашний день.
— Завтра может быть хуже, чем сегодня.
— Нет, лучше. Потому что люди продолжают стремиться к счастью, сколько бы времени это ни занимало.
— Но это ведет к непомерным желаниям. Это верх глупости. Всего лишь чувство, порожденное бесплодными надеждами и мечтами.

— Я лишь хотел мирового спокойствия — того,…

— Я лишь хотел мирового спокойствия — того, чего желают все.
— Наплевав на природу самих людей?
— Всего лишь на разницу во мнениях.
— Ты хотел остановить мир на сегодняшнем дне. Но каждодневную жизнь без изменений таковой не назвать. Это лишь накопление опыта.
— Но зато оно ведёт к знанию.
— Императору Чарльзу был нужен вчерашний день. Тебе — сегодняшний. Но мне нужен завтрашний день.
— Завтра может быть хуже, чем сегодня.
— Нет, лучше. Потому что люди продолжают стремиться к счастью, сколько бы времени это ни занимало.
— Но это ведет к непомерным желаниям. Это верх глупости. Всего лишь чувство, порожденное бесплодными надеждами и мечтами.

Мировое спокойствие и одна жизнь. Печально, но сравнивать не приходится.

Мировое спокойствие и одна жизнь. Печально, но сравнивать…

Мировое спокойствие и одна жизнь. Печально, но сравнивать не приходится.

Нет победы тем, кто не умеет носить своих масок!

Нет победы тем, кто не умеет носить своих…

Нет победы тем, кто не умеет носить своих масок!

Частые победы ведут к поражению. Каждый человек находится в поисках надежды, однако чья-то победа может ее растоптать. Это относится и к союзникам, и к врагам. Ведь каждый человек должен к чему-то стремиться.

Частые победы ведут к поражению. Каждый человек находится…

Частые победы ведут к поражению. Каждый человек находится в поисках надежды, однако чья-то победа может ее растоптать. Это относится и к союзникам, и к врагам. Ведь каждый человек должен к чему-то стремиться.

Да, он считал политику и войны игрой. Он потерял интерес к сегодняшнему дню и к миру. И лишь наблюдает за чужими страданиями, а потому и не имеет права быть императором.

Да, он считал политику и войны игрой. Он…

Да, он считал политику и войны игрой. Он потерял интерес к сегодняшнему дню и к миру. И лишь наблюдает за чужими страданиями, а потому и не имеет права быть императором.

Выбранные нами пути могут казаться непроходимыми, но именно поэтому у нас есть завтрашний день…

Выбранные нами пути могут казаться непроходимыми, но именно…

Выбранные нами пути могут казаться непроходимыми, но именно поэтому у нас есть завтрашний день…