— Ходжи. Ты веришь в существование ада?
— Ада? Нет. Все люди-плохие ли, хорошие, не более чем куски мяса. И только. Когда они умирают, то обращаются в прах и возвращаются в землю.
— О, ты весьма прагматичен. И тем не менее… Я в существование ада верю. Суди сам: легендарный хитокири Баттосай, и Шиномори Аоши, предавший своих соратников, дабы этого Баттосая уничтожить. И тот старик, скинувший маску, дабы уничтожить этого самого Аоши… Более того, правительство Мейдзи, швырнувшее меня в пламя… Одержимые, смывающие кровь новой кровью… Ты не думаешь, что все это здорово напоминает ад?

— Ходжи. Ты веришь в существование ада?— Ада?…

— Ходжи. Ты веришь в существование ада?
— Ада? Нет. Все люди-плохие ли, хорошие, не более чем куски мяса. И только. Когда они умирают, то обращаются в прах и возвращаются в землю.
— О, ты весьма прагматичен. И тем не менее… Я в существование ада верю. Суди сам: легендарный хитокири Баттосай, и Шиномори Аоши, предавший своих соратников, дабы этого Баттосая уничтожить. И тот старик, скинувший маску, дабы уничтожить этого самого Аоши… Более того, правительство Мейдзи, швырнувшее меня в пламя… Одержимые, смывающие кровь новой кровью… Ты не думаешь, что все это здорово напоминает ад?