Чем больше женщину фотографируют, тем сильнее она расцветает, краснеет и милеет, словно сочный, ярко-красный фрукт.

Чем больше женщину фотографируют, тем сильнее она расцветает,…

Чем больше женщину фотографируют, тем сильнее она расцветает, краснеет и милеет, словно сочный, ярко-красный фрукт.

Попадать в ловушки жестоких мужчин вполне в природе женщин.

Попадать в ловушки жестоких мужчин вполне в природе…

Попадать в ловушки жестоких мужчин вполне в природе женщин.

— Вы отправитесь на небеса!
— Небеса? Мне не известна дорога туда.

— Вы отправитесь на небеса!— Небеса? Мне не…

— Вы отправитесь на небеса!
— Небеса? Мне не известна дорога туда.

Всепоглощающая любовь — вечное поле битвы, на котором сражаются до самой смерти.

Всепоглощающая любовь — вечное поле битвы, на котором…

Всепоглощающая любовь — вечное поле битвы, на котором сражаются до самой смерти.

Животное и красавчик — это так развратно и притягательно!

Животное и красавчик — это так развратно и…

Животное и красавчик — это так развратно и притягательно!

Я буду резать тебя до тех пор, пока всё вокруг не окрасится в чудесный алый цвет.

Я буду резать тебя до тех пор, пока…

Я буду резать тебя до тех пор, пока всё вокруг не окрасится в чудесный алый цвет.

Знаете, я люблю красный цвет. Волосы, одежду, даже помаду. Красный — мой любимый цвет. Поэтому я убил этих уродливых шлюх и омыл их прекрасной красной кровью.

Знаете, я люблю красный цвет. Волосы, одежду, даже…

Знаете, я люблю красный цвет. Волосы, одежду, даже помаду. Красный — мой любимый цвет. Поэтому я убил этих уродливых шлюх и омыл их прекрасной красной кровью.

Лучше бы утро никогда не наступало. И мы могли бы вечно любить и убивать друг друга.

Лучше бы утро никогда не наступало. И мы…

Лучше бы утро никогда не наступало. И мы могли бы вечно любить и убивать друг друга.

— Я искренне сожалею за все те неприятности, что я Вам доставляю. И нет иного способа искупить свои грехи, кроме самоубийства!
— Тебе не нужно умирать. Если ты зарежешь себя и забрызгаешь всё кровью, прибраться тут будет ещё большей проблемой.
— Себастьян, Вы такой добрый!

— Я искренне сожалею за все те неприятности,…

— Я искренне сожалею за все те неприятности, что я Вам доставляю. И нет иного способа искупить свои грехи, кроме самоубийства!
— Тебе не нужно умирать. Если ты зарежешь себя и забрызгаешь всё кровью, прибраться тут будет ещё большей проблемой.
— Себастьян, Вы такой добрый!