А разве могут отказать в чем-либо тому, у кого на руках мешок с золотом?

А разве могут отказать в чем-либо тому, у…

А разве могут отказать в чем-либо тому, у кого на руках мешок с золотом?

Я владею миром, не утомляя себя, а мир не имеет надо мной ни малейшей власти.

Я владею миром, не утомляя себя, а мир…

Я владею миром, не утомляя себя, а мир не имеет надо мной ни малейшей власти.

Я спросил у него, какие соображения заставили его брать с меня огромные проценты и почему он, желая помочь мне, своему другу, не позволил себе оказать это благодеяние совершенно бескорыстно. «Сын мой, я избавил тебя от признательности, я дал тебе право считать, что ты мне ничем не обязан. И поэтому мы с тобой лучшие в мире друзья».

Я спросил у него, какие соображения заставили его…

Я спросил у него, какие соображения заставили его брать с меня огромные проценты и почему он, желая помочь мне, своему другу, не позволил себе оказать это благодеяние совершенно бескорыстно. «Сын мой, я избавил тебя от признательности, я дал тебе право считать, что ты мне ничем не обязан. И поэтому мы с тобой лучшие в мире друзья».

Разве можно судить хоть грош человеку, у которого долгов на триста тысяч франков, а за душой ни сантима?

Разве можно судить хоть грош человеку, у которого…

Разве можно судить хоть грош человеку, у которого долгов на триста тысяч франков, а за душой ни сантима?