Ты умрёшь с дырой у себя в груди. Разве не к этому ты стремился всё это время?

Ты умрёшь с дырой у себя в груди.…

Ты умрёшь с дырой у себя в груди. Разве не к этому ты стремился всё это время?

Тот, кто скажет: «любовь так прекрасна!»,
Лишь прикасался к внешнему покрову.
«Как уродлива», скажет тот,
Кто имел безрассудство любить.

Тот, кто скажет: «любовь так прекрасна!»,Лишь прикасался к…

Тот, кто скажет: «любовь так прекрасна!»,
Лишь прикасался к внешнему покрову.
«Как уродлива», скажет тот,
Кто имел безрассудство любить.

Когда ты не хочешь, чтобы кто-то умер, ты вдруг начинаешь дорожить и своей жизнью…

Когда ты не хочешь, чтобы кто-то умер, ты…

Когда ты не хочешь, чтобы кто-то умер, ты вдруг начинаешь дорожить и своей жизнью…

Я — змея. С холодной кожей и отсутствием эмоций. Я скольжу повсюду, ищу добычу с помощью языка и проглатываю тех, кто выглядит аппетитно. Вот кто я на самом деле.

Я — змея. С холодной кожей и отсутствием…

Я — змея. С холодной кожей и отсутствием эмоций. Я скольжу повсюду, ищу добычу с помощью языка и проглатываю тех, кто выглядит аппетитно. Вот кто я на самом деле.

Если ты завтра превратишься в змею, и начнёшь пожирать людей, и тем же ртом, что ты пожирала людей, будешь кричать: «Я люблю тебя!». Смогу ли я в ответ сказать: «Я тоже тебя люблю», как я это делаю сегодня?

Если ты завтра превратишься в змею, и начнёшь…

Если ты завтра превратишься в змею, и начнёшь пожирать людей, и тем же ртом, что ты пожирала людей, будешь кричать: «Я люблю тебя!». Смогу ли я в ответ сказать: «Я тоже тебя люблю», как я это делаю сегодня?

Зачем плести интриги, когда они сплетены? Остаётся только вовремя дёргать за нужные ниточки.

Зачем плести интриги, когда они сплетены? Остаётся только…

Зачем плести интриги, когда они сплетены? Остаётся только вовремя дёргать за нужные ниточки.