— Да чтоб вас всех! Какого черта?!
— Энви. Ты просто завидуешь людям. Пусть мы и слабее, чем вы — гомункулы… Но даже когда мы повержены, загнаны в угол и даже тогда, когда стоим на краю гибели… Мы поднимаемся вновь и вновь. А если у нас кончатся силы — друзья протянут нам руку. Вот почему ты завидуешь нам, Энви.

— Да чтоб вас всех! Какого черта?!— Энви.…

— Да чтоб вас всех! Какого черта?!
— Энви. Ты просто завидуешь людям. Пусть мы и слабее, чем вы — гомункулы… Но даже когда мы повержены, загнаны в угол и даже тогда, когда стоим на краю гибели… Мы поднимаемся вновь и вновь. А если у нас кончатся силы — друзья протянут нам руку. Вот почему ты завидуешь нам, Энви.

— Ну же, деритесь, ненавидьте! Обожаю смотреть, как вы, насекомые, убиваете друг друга.
— У меня нет времени на твои жалкие игры.
— Жалкие? Что ж, тогда позволь задать один вопрос. Разве вы, люди, не наслаждаетесь, наблюдая за страданиями других или же глядя на глупцов, бьющихся в агонии? Ведь именно поэтому вы постоянно воюете, не так ли?..

— Ну же, деритесь, ненавидьте! Обожаю смотреть, как…

— Ну же, деритесь, ненавидьте! Обожаю смотреть, как вы, насекомые, убиваете друг друга.
— У меня нет времени на твои жалкие игры.
— Жалкие? Что ж, тогда позволь задать один вопрос. Разве вы, люди, не наслаждаетесь, наблюдая за страданиями других или же глядя на глупцов, бьющихся в агонии? Ведь именно поэтому вы постоянно воюете, не так ли?..