— Вот именно. Я не создаю мечей. Я создаю мир, который содержит бесконечные мечи.
Это единственная разрешенная мне магия.
Нет никакой необходимости удивляться.
Все это-имитация.
Как вы сами сказали, все это пустячные мечи.
Но нет такого правила, которое говорит, что имитация не может победить оригинал.
Если ты скажешь, что явишь оригинал, я превзойду любое твое оружие и уничтожу твое существование.
А вот и я, король героев!
У вас достаточно мечей в запасе?»

— Вот именно. Я не создаю мечей. Я…

— Вот именно. Я не создаю мечей. Я создаю мир, который содержит бесконечные мечи.
Это единственная разрешенная мне магия.
Нет никакой необходимости удивляться.
Все это-имитация.
Как вы сами сказали, все это пустячные мечи.
Но нет такого правила, которое говорит, что имитация не может победить оригинал.
Если ты скажешь, что явишь оригинал, я превзойду любое твое оружие и уничтожу твое существование.
А вот и я, король героев!
У вас достаточно мечей в запасе?»

Не важно, если меня победит другой, но… Себе я не проиграю!

Не важно, если меня победит другой, но… Себе…

Не важно, если меня победит другой, но… Себе я не проиграю!

Я помню это лицо со слезами на глазах из-за того, что нашел выжившего. Это был мужчина, наполненный радостью от всего сердца. Он выглядел очень счастливым, будто спасен тогда был не я, а он сам, как мне показалось. А затем, он был чему-то так сильно благодарен, что даже я, на краю гибели, ему завидовал и он сказал «спасибо». Он был рад, что нашел хоть кого-то, даже если спас всего одного, он спас сам себя.

Я помню это лицо со слезами на глазах…

Я помню это лицо со слезами на глазах из-за того, что нашел выжившего. Это был мужчина, наполненный радостью от всего сердца. Он выглядел очень счастливым, будто спасен тогда был не я, а он сам, как мне показалось. А затем, он был чему-то так сильно благодарен, что даже я, на краю гибели, ему завидовал и он сказал «спасибо». Он был рад, что нашел хоть кого-то, даже если спас всего одного, он спас сам себя.