— Бан так посмотрел на меня, что я его не узнал.
— ?
— Вот же блин. Мой друг хотел мне что-то сказать, а я и не понял. Что со мной не так? Когда я убил Фраудрина, я получил удовольствие. Блин, неужели я сошел с ума?
— Мелиодас.
— Я просто до смерти напуган, ведь если я стану таким, как раньше, то не смогу полюбить тебя вновь.
— Полюбить меня?… Всё будет хорошо. У нас всё будет хорошо, Мелиодас.

— Бан так посмотрел на меня, что я…

— Бан так посмотрел на меня, что я его не узнал.
— ?
— Вот же блин. Мой друг хотел мне что-то сказать, а я и не понял. Что со мной не так? Когда я убил Фраудрина, я получил удовольствие. Блин, неужели я сошел с ума?
— Мелиодас.
— Я просто до смерти напуган, ведь если я стану таким, как раньше, то не смогу полюбить тебя вновь.
— Полюбить меня?… Всё будет хорошо. У нас всё будет хорошо, Мелиодас.

— Ну как, правда же омерзительна?
— Ага. Но привкус ничего так.
— Да уж, уникальный вкус.
— Вкус такой же горький, как его сожаления и переживания, который он пытается передать одинокой девушке. Вкус, который сможет передать добрая и мягкосердечная персона.

— Ну как, правда же омерзительна?— Ага. Но…

— Ну как, правда же омерзительна?
— Ага. Но привкус ничего так.
— Да уж, уникальный вкус.
— Вкус такой же горький, как его сожаления и переживания, который он пытается передать одинокой девушке. Вкус, который сможет передать добрая и мягкосердечная персона.