— И как долго это будет продолжаться?
— Ты…
— … сомнение, живущее в тебе. Хватит всего этого притворства. Скажи честно: сколько ещё это будет продолжаться?
— Я всего лишь хочу жить сегодняшним днём. Наслаждаться временем, отпущенным нам с госпожой.
— А долго ли? Ты ведь прекрасно понимаешь, что однажды тебе придётся вернуться домой.
— Я не вернусь назад. Я не хочу этого. Я — горничная госпожи Кобаяши!
— А что, если у тебя появится повод вернуться? Что, если мы уже проигрываем эту войну? Что, если тебе придётся сражаться вновь? Что, если Кобаяши умрёт?

— И как долго это будет продолжаться?— Ты…—…

— И как долго это будет продолжаться?
— Ты…
— … сомнение, живущее в тебе. Хватит всего этого притворства. Скажи честно: сколько ещё это будет продолжаться?
— Я всего лишь хочу жить сегодняшним днём. Наслаждаться временем, отпущенным нам с госпожой.
— А долго ли? Ты ведь прекрасно понимаешь, что однажды тебе придётся вернуться домой.
— Я не вернусь назад. Я не хочу этого. Я — горничная госпожи Кобаяши!
— А что, если у тебя появится повод вернуться? Что, если мы уже проигрываем эту войну? Что, если тебе придётся сражаться вновь? Что, если Кобаяши умрёт?