Я не знаю, что мне делать… Есть одна история о семье… Они всегда были вместе, и они хорошо ладили. Когда у кого-то были проблемы, каждый бы подал руку помощи. И, перед тем как они поняли, что произошло, семья разделилась пополам и стала хрупкой. Даже человек, который всегда подавал первым руку помощи тем, кто падал, беспокоившийся сильнее о других, чем о себе. Теперь, после распада, никто даже не может протянуть ей руку помощи. Если они ей помогут, может, они снова будут вместе. Но я не знаю, правильно ли это. Или это то, что мне по силам… У меня не было возможности построить хорошие отношения с семьёй, поэтому я не могу быть уверена в себе…

Я не знаю, что мне делать… Есть одна…

Я не знаю, что мне делать… Есть одна история о семье… Они всегда были вместе, и они хорошо ладили. Когда у кого-то были проблемы, каждый бы подал руку помощи. И, перед тем как они поняли, что произошло, семья разделилась пополам и стала хрупкой. Даже человек, который всегда подавал первым руку помощи тем, кто падал, беспокоившийся сильнее о других, чем о себе. Теперь, после распада, никто даже не может протянуть ей руку помощи. Если они ей помогут, может, они снова будут вместе. Но я не знаю, правильно ли это. Или это то, что мне по силам… У меня не было возможности построить хорошие отношения с семьёй, поэтому я не могу быть уверена в себе…

— Не важно, что я пою, я должна честно вкладывать своё сердце. Если я этого не сделаю, это будет неуважением и к песне, и к зрителям.
— Вы очень любите музыку?
— Да. Кроме неё… у меня ничего. Вот почему у меня нет времени на игры.

— Не важно, что я пою, я должна…

— Не важно, что я пою, я должна честно вкладывать своё сердце. Если я этого не сделаю, это будет неуважением и к песне, и к зрителям.
— Вы очень любите музыку?
— Да. Кроме неё… у меня ничего. Вот почему у меня нет времени на игры.