Не надо торопиться… Подниму руку на спинку её кресла… Потом дюйм за дюймом… Вот рука рядом с её плечом… и как бы случайно…
Я не посмел.

Не надо торопиться… Подниму руку на спинку её…

Не надо торопиться… Подниму руку на спинку её кресла… Потом дюйм за дюймом… Вот рука рядом с её плечом… и как бы случайно…
Я не посмел.

— Ты мне очень нравишься. — Она кивнула головой и чуть-чуть улыбнулась, одними губами… — Больше чем нравишься. Я хочу сказать… Черт возьми, я не знаю, что хочу сказать!

— Ты мне очень нравишься. — Она кивнула…

— Ты мне очень нравишься. — Она кивнула головой и чуть-чуть улыбнулась, одними губами… — Больше чем нравишься. Я хочу сказать… Черт возьми, я не знаю, что хочу сказать!

Мы любили друг друга. Ночь постепенно превратилась в тихий день. Я лежал рядом с Алисой и размышлял о том, как важна физическая любовь, как необходимо было для нас оказаться в объятиях друг друга, получая и отдавая.

Мы любили друг друга. Ночь постепенно превратилась в…

Мы любили друг друга. Ночь постепенно превратилась в тихий день. Я лежал рядом с Алисой и размышлял о том, как важна физическая любовь, как необходимо было для нас оказаться в объятиях друг друга, получая и отдавая.