Демоническое пламя было в Хяккимару с самого рождения. Можно сказать, это те угольки, что остались, когда у него забрали тело.

Демоническое пламя было в Хяккимару с самого рождения.…

Демоническое пламя было в Хяккимару с самого рождения. Можно сказать, это те угольки, что остались, когда у него забрали тело.

— Правда? Вы можете видеть?
— Да, но то, что недоступно людскому глазу. Что-то более утончённое
— Видите то, что мы не можем?
— Например, ты выглядишь как чистый белый огонёк. Точнее твоя душа. Мы видим, что внутри, а не снаружи…

— Правда? Вы можете видеть?— Да, но то,…

— Правда? Вы можете видеть?
— Да, но то, что недоступно людскому глазу. Что-то более утончённое
— Видите то, что мы не можем?
— Например, ты выглядишь как чистый белый огонёк. Точнее твоя душа. Мы видим, что внутри, а не снаружи…

— Извини за то, что наговорил тебе, когда ты попытался убить Бандай. Тем, кто ничего не видел, был я… Ты же не слышишь меня.
— Он знает. Не терзай себя этим. Это нормально – быть обманутым обычным зрением.

— Извини за то, что наговорил тебе, когда…

— Извини за то, что наговорил тебе, когда ты попытался убить Бандай. Тем, кто ничего не видел, был я… Ты же не слышишь меня.
— Он знает. Не терзай себя этим. Это нормально – быть обманутым обычным зрением.