Если много раз повторить одно и то же слово, то останется только звук, утративший смысл.

Если много раз повторить одно и то же…

Если много раз повторить одно и то же слово, то останется только звук, утративший смысл.

Где-то в глубине, где живут души, где рождаются сны, где нет боли, ибо там ей нечем питаться, там венчание – это слияние двух душ. Как слияние двух рек. Когда вода сливается воедино.

Где-то в глубине, где живут души, где рождаются…

Где-то в глубине, где живут души, где рождаются сны, где нет боли, ибо там ей нечем питаться, там венчание – это слияние двух душ. Как слияние двух рек. Когда вода сливается воедино.

Я должен её отпустить. Она уже не вернётся. Слишком велико расстояние. На те горы, что выросли между нами, мне не взобраться.

Я должен её отпустить. Она уже не вернётся.…

Я должен её отпустить. Она уже не вернётся. Слишком велико расстояние. На те горы, что выросли между нами, мне не взобраться.

Жить с разбитым сердцем — всё равно что жить полумёртвым, а это не то же самое, что быть наполовину живым. Полумёртвый и есть полумёртвый. Это не жизнь.

Жить с разбитым сердцем — всё равно что…

Жить с разбитым сердцем — всё равно что жить полумёртвым, а это не то же самое, что быть наполовину живым. Полумёртвый и есть полумёртвый. Это не жизнь.

Даже в самых безвыходных ситуациях нам приходится искать выход. Каждый день мы играем в шахматы. Наш противник — зло. Чаще всего мы выигрываем. Хотя, бывает, что и нет. И всё это ради одного слова. Надежда! Она теплится в нас. Она — наше горючее.

Даже в самых безвыходных ситуациях нам приходится искать…

Даже в самых безвыходных ситуациях нам приходится искать выход. Каждый день мы играем в шахматы. Наш противник — зло. Чаще всего мы выигрываем. Хотя, бывает, что и нет. И всё это ради одного слова. Надежда! Она теплится в нас. Она — наше горючее.

Трудная ситуация — это возможность проверить, что мы по-настоящему ценим.

Трудная ситуация — это возможность проверить, что мы…

Трудная ситуация — это возможность проверить, что мы по-настоящему ценим.

Я научился мысленно считать секунды, экономить силы и при необходимости ускоряться. Вот что делает с человеком страх!

Я научился мысленно считать секунды, экономить силы и…

Я научился мысленно считать секунды, экономить силы и при необходимости ускоряться. Вот что делает с человеком страх!

Медицина и скалолазание научили меня, что дурные обстоятельства нельзя сваливать в кучу, надо разбираться с каждым по отдельности.

Медицина и скалолазание научили меня, что дурные обстоятельства…

Медицина и скалолазание научили меня, что дурные обстоятельства нельзя сваливать в кучу, надо разбираться с каждым по отдельности.

Жить — значит переставлять ноги: шаг, другой, третий.

Жить — значит переставлять ноги: шаг, другой, третий.

Жить — значит переставлять ноги: шаг, другой, третий.

У меня есть три мании: бег, горы, горячий крепкий кофе. Порядок маний произвольный.

У меня есть три мании: бег, горы, горячий…

У меня есть три мании: бег, горы, горячий крепкий кофе. Порядок маний произвольный.

Юмор – её способ побеждать боль. Я уже встречал таких людей. Обычно в их прошлом закопана какая-то эмоциональная травма, которую они маскируют с помощью юмора или сарказма. Это помогает им отвлечься.

Юмор – её способ побеждать боль. Я уже…

Юмор – её способ побеждать боль. Я уже встречал таких людей. Обычно в их прошлом закопана какая-то эмоциональная травма, которую они маскируют с помощью юмора или сарказма. Это помогает им отвлечься.

Он – воплощение наполеоновского комплекса у животных, если такое только бывает! У него вид сердитого бульмастифа, которого запихнули в тело размером с буханку хлеба. С него хоть плакат рисуй: «Это не размер собаки в бою, а размер боя в собаке».

Он – воплощение наполеоновского комплекса у животных, если…

Он – воплощение наполеоновского комплекса у животных, если такое только бывает! У него вид сердитого бульмастифа, которого запихнули в тело размером с буханку хлеба. С него хоть плакат рисуй: «Это не размер собаки в бою, а размер боя в собаке».

Темнота, как водится, усугубляет тревогу. Так уж она, темнота, действует: оживляет страхи, которые в свете дня прячутся, но не исчезают.

Темнота, как водится, усугубляет тревогу. Так уж она,…

Темнота, как водится, усугубляет тревогу. Так уж она, темнота, действует: оживляет страхи, которые в свете дня прячутся, но не исчезают.

«Палками и камнями можно поломать мне кости», как поётся в детской песенке… Но если хотите нанести кому-то по-настоящему глубокую рану, воспользуйтесь словами.

«Палками и камнями можно поломать мне кости», как…

«Палками и камнями можно поломать мне кости», как поётся в детской песенке… Но если хотите нанести кому-то по-настоящему глубокую рану, воспользуйтесь словами.

Каждая минута ожидания будет превращаться в час. Так всегда бывает, когда кого-то ждёшь. Минуты вырастают в часы, часы — в дни, дни — в целые жизни.

Каждая минута ожидания будет превращаться в час. Так…

Каждая минута ожидания будет превращаться в час. Так всегда бывает, когда кого-то ждёшь. Минуты вырастают в часы, часы — в дни, дни — в целые жизни.