— Зачем же мне дан разум, если я не употреблю его на то, чтобы не производить на свет несчастных?
Она посмотрела на Долли, но, не дождавшись ответа, продолжала:
— Я бы всегда чувствовала себя виноватою пред этими несчастными детьми, — сказала она. — Если их нет, то они не несчастны по крайней мере, а если они несчастны, то я одна в этом виновата.

— Зачем же мне дан разум, если я…

— Зачем же мне дан разум, если я не употреблю его на то, чтобы не производить на свет несчастных?
Она посмотрела на Долли, но, не дождавшись ответа, продолжала:
— Я бы всегда чувствовала себя виноватою пред этими несчастными детьми, — сказала она. — Если их нет, то они не несчастны по крайней мере, а если они несчастны, то я одна в этом виновата.

Туда! — говорила она, глядя в тень вагона, на смешанный с углем песок… — Туда, на самую середину, и я накажу его и избавлюсь от всех и от себя.

Туда! — говорила она, глядя в тень вагона,…

Туда! — говорила она, глядя в тень вагона, на смешанный с углем песок… — Туда, на самую середину, и я накажу его и избавлюсь от всех и от себя.