А людям добропорядочным, то есть тем, у которых добра порядочно, надо оказывать почтение…

А людям добропорядочным, то есть тем, у которых…

А людям добропорядочным, то есть тем, у которых добра порядочно, надо оказывать почтение…

Все мы люди-человеки грешим по части гордыни.

Все мы люди-человеки грешим по части гордыни.

Все мы люди-человеки грешим по части гордыни.

Главным предметом забот наших должна быть душа, мы должны всеми средствами спасать ее, особливо когда могут быть предоставлены ей в утешение все земные и телесные услады.

Главным предметом забот наших должна быть душа, мы…

Главным предметом забот наших должна быть душа, мы должны всеми средствами спасать ее, особливо когда могут быть предоставлены ей в утешение все земные и телесные услады.

Стоимость денег переменчива, не то что стоимость людей, тем всегда одна и та же цена…

Стоимость денег переменчива, не то что стоимость людей,…

Стоимость денег переменчива, не то что стоимость людей, тем всегда одна и та же цена…

Мужчина должен уметь зарабатывать себе на хлеб как угодно и где угодно, однако же, если хлеб этот утоляет лишь голод тела, но не души, тело довольно, а душа томится.

Мужчина должен уметь зарабатывать себе на хлеб как…

Мужчина должен уметь зарабатывать себе на хлеб как угодно и где угодно, однако же, если хлеб этот утоляет лишь голод тела, но не души, тело довольно, а душа томится.

Пламя отпылало, остается пепел, радость миновала, остается грусть.

Пламя отпылало, остается пепел, радость миновала, остается грусть.

Пламя отпылало, остается пепел, радость миновала, остается грусть.

Рай небесный и есть то сияние, что таится в мыслях человека, а может, мысли человека и есть единственный и истинный рай.

Рай небесный и есть то сияние, что таится…

Рай небесный и есть то сияние, что таится в мыслях человека, а может, мысли человека и есть единственный и истинный рай.

Ни одно человеческое существо не может получить всё то, чего желает в единственной своей земной жизни, разве что во сне.

Ни одно человеческое существо не может получить всё…

Ни одно человеческое существо не может получить всё то, чего желает в единственной своей земной жизни, разве что во сне.

Лунный свет обладает способностью являть взгляду невидимое.

Лунный свет обладает способностью являть взгляду невидимое.

Лунный свет обладает способностью являть взгляду невидимое.

Сто лет ожидания не такой уж тяжкий испытательный срок для тех, кто рассчитывает жить вечно.

Сто лет ожидания не такой уж тяжкий испытательный…

Сто лет ожидания не такой уж тяжкий испытательный срок для тех, кто рассчитывает жить вечно.

У чаек есть крылья, и есть они у ангелов, но чайки не владеют речью, а ангелов я сроду не видывал.

У чаек есть крылья, и есть они у…

У чаек есть крылья, и есть они у ангелов, но чайки не владеют речью, а ангелов я сроду не видывал.

Если не прониклись сердца, то глаголемое устами, хоть и не ложь, но всего лишь отговорка, ничего не значащая.

Если не прониклись сердца, то глаголемое устами, хоть…

Если не прониклись сердца, то глаголемое устами, хоть и не ложь, но всего лишь отговорка, ничего не значащая.

В конечном счете, от всего и ото всех можем мы уйти, да только не от самих себя.

В конечном счете, от всего и ото всех…

В конечном счете, от всего и ото всех можем мы уйти, да только не от самих себя.

Потому что люди суть ангелы, родившиеся без крыльев, в этом вся красота, родиться без крыльев и обзавестись ими, на то и дан нам мозг, а дан мозг, будут даны и крылья.

Потому что люди суть ангелы, родившиеся без крыльев,…

Потому что люди суть ангелы, родившиеся без крыльев, в этом вся красота, родиться без крыльев и обзавестись ими, на то и дан нам мозг, а дан мозг, будут даны и крылья.

Каждый включён в свой список, у каждого свой смысл существования, дни каждого заполнены на свой лад, мёртвые числятся на одной странице, на обороте её хлопочут живые, и разные есть способы взимать и платить налоги, есть деньги, добытые ценой крови, и есть кровь, пролитая ради денег.

Каждый включён в свой список, у каждого свой…

Каждый включён в свой список, у каждого свой смысл существования, дни каждого заполнены на свой лад, мёртвые числятся на одной странице, на обороте её хлопочут живые, и разные есть способы взимать и платить налоги, есть деньги, добытые ценой крови, и есть кровь, пролитая ради денег.

Приговоренных одиннадцать человек. Сожжение длится уже давно, лиц почти не различить. С того краю горит человек, у которого нет кисти левой руки. Может, потому, что борода его вычернена копотью, он кажется моложе своих лет. И внутри его тела виден облачный сгусток. Тогда сказала Блимунда, Приди. Рассталась с телом воля Балтазара Семь Солнц, но не вознеслась она к звездам, ибо земле принадлежала и Блимунде.

Приговоренных одиннадцать человек. Сожжение длится уже давно, лиц…

Приговоренных одиннадцать человек. Сожжение длится уже давно, лиц почти не различить. С того краю горит человек, у которого нет кисти левой руки. Может, потому, что борода его вычернена копотью, он кажется моложе своих лет. И внутри его тела виден облачный сгусток. Тогда сказала Блимунда, Приди. Рассталась с телом воля Балтазара Семь Солнц, но не вознеслась она к звездам, ибо земле принадлежала и Блимунде.