Но люди никогда ничего не понимают по глазам. Даже если в этих глазах слёзы.

Но люди никогда ничего не понимают по глазам.…

Но люди никогда ничего не понимают по глазам. Даже если в этих глазах слёзы.

Как вы думаете, есть жалобы у устрицы, когда её выковыривают из раковины?

Как вы думаете, есть жалобы у устрицы, когда…

Как вы думаете, есть жалобы у устрицы, когда её выковыривают из раковины?

Дежурная перекрестилась. Было несколько слов, слыша которые она крестилась. «Наркотики» было одним из них. Вторым было «умер», третьим — «новости на первом канале».

Дежурная перекрестилась. Было несколько слов, слыша которые она…

Дежурная перекрестилась. Было несколько слов, слыша которые она крестилась. «Наркотики» было одним из них. Вторым было «умер», третьим — «новости на первом канале».

Мы должны придумать легенду. Потому что никто никогда не рассказывает журналистам правду. Это глупо. Даже если правда интереснее, чем легенда, всё равно нужно рассказывать легенду. Потому что легенда хороша тем, что в нее верят безоговорочно.

Мы должны придумать легенду. Потому что никто никогда…

Мы должны придумать легенду. Потому что никто никогда не рассказывает журналистам правду. Это глупо. Даже если правда интереснее, чем легенда, всё равно нужно рассказывать легенду. Потому что легенда хороша тем, что в нее верят безоговорочно.

Рядом с нами люди постоянно сходят с ума, болеют и умирают в таких муках, что описания Гомера просто комиксы по сравнению с одной лишь историей болезни умершего от рака человека. Нас предают друзья. Нас забывают дети. Наши родители начинают ходить под себя или нам в руки. Самолёты, на которых мы летаем, разбиваются об землю, а наши машины врезаются друг в друга, разрезая нас пополам и выворачивая суставы. И при этом мы думаем, что ничего не знаем про ад.

Рядом с нами люди постоянно сходят с ума,…

Рядом с нами люди постоянно сходят с ума, болеют и умирают в таких муках, что описания Гомера просто комиксы по сравнению с одной лишь историей болезни умершего от рака человека. Нас предают друзья. Нас забывают дети. Наши родители начинают ходить под себя или нам в руки. Самолёты, на которых мы летаем, разбиваются об землю, а наши машины врезаются друг в друга, разрезая нас пополам и выворачивая суставы. И при этом мы думаем, что ничего не знаем про ад.

… свобода — это когда не надо притворяться перед самой собой. А перед остальными — не важно.

… свобода — это когда не надо притворяться…

… свобода — это когда не надо притворяться перед самой собой. А перед остальными — не важно.

Правильно — это не тогда, когда ты делаешь то, что от тебя ждут другие. Правильно — это когда ты понимаешь, почему это ты делаешь.

Правильно — это не тогда, когда ты делаешь…

Правильно — это не тогда, когда ты делаешь то, что от тебя ждут другие. Правильно — это когда ты понимаешь, почему это ты делаешь.

Психика — это лабиринт, а в лабиринте всегда есть тупики.

Психика — это лабиринт, а в лабиринте всегда…

Психика — это лабиринт, а в лабиринте всегда есть тупики.

Память — это то, что есть в твоем сердце и твоей голове, а если ни там, ни там нет, то и фотографии не помогут…

Память — это то, что есть в твоем…

Память — это то, что есть в твоем сердце и твоей голове, а если ни там, ни там нет, то и фотографии не помогут…

Если никому не рассказывать, что тебе не нравится то, что нравится всем остальным, — будешь как все. И со временем можешь стать лучше всех.

Если никому не рассказывать, что тебе не нравится…

Если никому не рассказывать, что тебе не нравится то, что нравится всем остальным, — будешь как все. И со временем можешь стать лучше всех.

… любовь — это когда весь мир умещается в одном человека. Но поверить в это может только ребёнок.

… любовь — это когда весь мир умещается…

… любовь — это когда весь мир умещается в одном человека. Но поверить в это может только ребёнок.

Жизнь, в сущности, не такая плохая. Только если о ней не думать. А за секунду до того, как заснуть, вообще можно почувствовать себя абсолютно счастливой.

Жизнь, в сущности, не такая плохая. Только если…

Жизнь, в сущности, не такая плохая. Только если о ней не думать. А за секунду до того, как заснуть, вообще можно почувствовать себя абсолютно счастливой.