Блажен был бы тот, кто всегда жил бы в настоящем, пользуясь каждым случаем, выпавшим ему на долю, как трава, которая радуется всякой упавшей на нее росинке, и не тратил времени на искупление упущенных возможностей, именуемое у нас выполнением долга.

Блажен был бы тот, кто всегда жил бы…

Блажен был бы тот, кто всегда жил бы в настоящем, пользуясь каждым случаем, выпавшим ему на долю, как трава, которая радуется всякой упавшей на нее росинке, и не тратил времени на искупление упущенных возможностей, именуемое у нас выполнением долга.

Никогда не бывает слишком поздно, чтобы отказаться от предрассудков.

Никогда не бывает слишком поздно, чтобы отказаться от…

Никогда не бывает слишком поздно, чтобы отказаться от предрассудков.

Лучшие свойства нашей природы, подобные нежному пушку на плодах, можно сохранить только самым бережным обращением. А мы отнюдь не бережны ни друг к Другу, ни к самим себе.

Лучшие свойства нашей природы, подобные нежному пушку на…

Лучшие свойства нашей природы, подобные нежному пушку на плодах, можно сохранить только самым бережным обращением. А мы отнюдь не бережны ни друг к Другу, ни к самим себе.

Не надо мне любви, не надо денег, не надо славы — дайте мне только истину.

Не надо мне любви, не надо денег, не…

Не надо мне любви, не надо денег, не надо славы — дайте мне только истину.

Не все книги так бестолковы, как их читатели.

Не все книги так бестолковы, как их читатели.

Не все книги так бестолковы, как их читатели.

Богатство человека измеряется числом вещей, от которых ему легко отказаться.

Богатство человека измеряется числом вещей, от которых ему…

Богатство человека измеряется числом вещей, от которых ему легко отказаться.

На лишние деньги можно купить только лишнее. А из того, что необходимо душе, ничто за деньги не покупается.

На лишние деньги можно купить только лишнее. А…

На лишние деньги можно купить только лишнее. А из того, что необходимо душе, ничто за деньги не покупается.

Я слышал, что многие люди терялись даже на улицах маленьких городков, когда тьма становилась такой густой, что её, как говорится, можно резать ножом…

Я слышал, что многие люди терялись даже на…

Я слышал, что многие люди терялись даже на улицах маленьких городков, когда тьма становилась такой густой, что её, как говорится, можно резать ножом…

Я не говорил бы так много о себе, если бы знал кого-нибудь другого так же хорошо, как знаю себя.

Я не говорил бы так много о себе,…

Я не говорил бы так много о себе, если бы знал кого-нибудь другого так же хорошо, как знаю себя.

Большинство людей ведёт безнадёжное существование. То, что зовётся смирением, на самом деле есть убеждённое отчаяние.

Большинство людей ведёт безнадёжное существование. То, что зовётся…

Большинство людей ведёт безнадёжное существование. То, что зовётся смирением, на самом деле есть убеждённое отчаяние.

Я не более одинок, чем гагара, громко хохочущая на пруду, или сам Уолденский пруд. Кто разделяет одиночество этого водоёма? А между тем его лазурные воды отражают не демонов тоски, а небесных ангелов. … Я не более одинок, чем мельничный ручей, или флюгер, или Полярная звезда, или южный ветер, или апрельский дождь, или январская капель, или первый паук в новом доме.

Я не более одинок, чем гагара, громко хохочущая…

Я не более одинок, чем гагара, громко хохочущая на пруду, или сам Уолденский пруд. Кто разделяет одиночество этого водоёма? А между тем его лазурные воды отражают не демонов тоски, а небесных ангелов. … Я не более одинок, чем мельничный ручей, или флюгер, или Полярная звезда, или южный ветер, или апрельский дождь, или январская капель, или первый паук в новом доме.

Старость годится в наставники не больше, если не меньше, чем юность, — она не столькому научилась, сколько утратила.

Старость годится в наставники не больше, если не…

Старость годится в наставники не больше, если не меньше, чем юность, — она не столькому научилась, сколько утратила.

Мы часто бываем более одиноки среди людей, чем в тиши своих комнат. Когда человек думает или работает он всегда наедине с собой, где бы он ни находился.

Мы часто бываем более одиноки среди людей, чем…

Мы часто бываем более одиноки среди людей, чем в тиши своих комнат. Когда человек думает или работает он всегда наедине с собой, где бы он ни находился.

Надеюсь, что никто, примеряя платье на себя, не распорет в нем швов, — оно может пригодиться тем, кому придется в пору.

Надеюсь, что никто, примеряя платье на себя, не…

Надеюсь, что никто, примеряя платье на себя, не распорет в нем швов, — оно может пригодиться тем, кому придется в пору.

Вы наживаете себе болезни, пытаясь кое-что отложить на случай болезни, кое-что запрятать в старый комод или в чулок, засунутый в какую-нибудь щель, или для лучшей сохранности, в кирпичный банк — хоть куда-нибудь, хоть сколько-нибудь.

Вы наживаете себе болезни, пытаясь кое-что отложить на…

Вы наживаете себе болезни, пытаясь кое-что отложить на случай болезни, кое-что запрятать в старый комод или в чулок, засунутый в какую-нибудь щель, или для лучшей сохранности, в кирпичный банк — хоть куда-нибудь, хоть сколько-нибудь.

Общественное мнение далеко не такой тиран, как наше собственное.

Общественное мнение далеко не такой тиран, как наше…

Общественное мнение далеко не такой тиран, как наше собственное.

За что осуждены они съедать шестьдесят акров, когда человек обязан за свою жизнь съесть всего пригоршню грязи.

За что осуждены они съедать шестьдесят акров, когда…

За что осуждены они съедать шестьдесят акров, когда человек обязан за свою жизнь съесть всего пригоршню грязи.

Из города, полного отчаяния, вы попадаете в полную отчаяния деревню и в утешение можете созерцать разве лишь храбрость норок и мускусных крыс.

Из города, полного отчаяния, вы попадаете в полную…

Из города, полного отчаяния, вы попадаете в полную отчаяния деревню и в утешение можете созерцать разве лишь храбрость норок и мускусных крыс.

И Бог тоже одинок, а вот дьявол, тот отнюдь не одинок, он постоянно вращается в обществе, и имя ему Легион.

И Бог тоже одинок, а вот дьявол, тот…

И Бог тоже одинок, а вот дьявол, тот отнюдь не одинок, он постоянно вращается в обществе, и имя ему Легион.