… надежда — это просто очередной переходный период, который надо перерасти.

… надежда — это просто очередной переходный период,…

… надежда — это просто очередной переходный период, который надо перерасти.

А теперь — как с «Вальсом Голубого Дуная». Держи меня за руку. Крепко-крепко. — Она говорит: — И не раздумывай ни о чем. Просто беги.

А теперь — как с «Вальсом Голубого Дуная».…

А теперь — как с «Вальсом Голубого Дуная». Держи меня за руку. Крепко-крепко. — Она говорит: — И не раздумывай ни о чем. Просто беги.

Все эти люди, которых вы воспринимаете как анекдотических персонажей. Вам смешно? Ну так смейтесь.

Все эти люди, которых вы воспринимаете как выдуманных героев — они настоящие.

Все эти люди, которых вы воспринимаете как анекдотических…

Все эти люди, которых вы воспринимаете как анекдотических персонажей. Вам смешно? Ну так смейтесь.

Все эти люди, которых вы воспринимаете как выдуманных героев — они настоящие.

Темная непрозрачная пленка не столько защищает кушетку от внешних воздействий, сколько скрывает старые пятна.

Темная непрозрачная пленка не столько защищает кушетку от…

Темная непрозрачная пленка не столько защищает кушетку от внешних воздействий, сколько скрывает старые пятна.

Я совсем не такое чудовище, как обо мне, может быть, говорят здешние бабушки. Злые на всех и вся.

Я совсем не такое чудовище, как обо мне,…

Я совсем не такое чудовище, как обо мне, может быть, говорят здешние бабушки. Злые на всех и вся.

Я и так знаю больше, чем мне хотелось бы знать.

Я и так знаю больше, чем мне хотелось…

Я и так знаю больше, чем мне хотелось бы знать.

Это великая цель — найти лекарство от знания. От образования. От умозрительной жизни внутри сознания. Машины проезжают мимо, а мама с маленьким сыном глупеньким мальчиком шли вдоль шоссе, не удаляясь от горы и не приближаясь к ней.

Это великая цель — найти лекарство от знания.…

Это великая цель — найти лекарство от знания. От образования. От умозрительной жизни внутри сознания. Машины проезжают мимо, а мама с маленьким сыном глупеньким мальчиком шли вдоль шоссе, не удаляясь от горы и не приближаясь к ней.

Человеку в самом деле нужен кто-то, выше кого он может себя ощутить.

Человеку в самом деле нужен кто-то, выше кого…

Человеку в самом деле нужен кто-то, выше кого он может себя ощутить.

Я посвятила себя и свою жизнь всему тому, чего была против…

Я посвятила себя и свою жизнь всему тому,…

Я посвятила себя и свою жизнь всему тому, чего была против…

Я сражалась против всего, но все чаще и чаще волновалась, что ни разу не была за что-то.

Я сражалась против всего, но все чаще и…

Я сражалась против всего, но все чаще и чаще волновалась, что ни разу не была за что-то.

Мы разобрали мир на части, но понятия не имеем, что делать с этими частями.

Мы разобрали мир на части, но понятия не…

Мы разобрали мир на части, но понятия не имеем, что делать с этими частями.

Когда думаешь об оставшейся тебе жизни, ты никогда по-настоящему не заглядываешь дальше, чем на пару предстоящих лет.

Когда думаешь об оставшейся тебе жизни, ты никогда…

Когда думаешь об оставшейся тебе жизни, ты никогда по-настоящему не заглядываешь дальше, чем на пару предстоящих лет.

Все больше и больше кажется, будто я плоховато изображаю сам себя.

Все больше и больше кажется, будто я плоховато…

Все больше и больше кажется, будто я плоховато изображаю сам себя.

Те, кто помнит свое прошлое, все равно помнят его не таким, каким оно было на самом деле.

Те, кто помнит свое прошлое, все равно помнят…

Те, кто помнит свое прошлое, все равно помнят его не таким, каким оно было на самом деле.

Для сексуально зависимых чей-то член, сиськи, задница, клитор, язык — это как доза героина.

Для сексуально зависимых чей-то член, сиськи, задница, клитор,…

Для сексуально зависимых чей-то член, сиськи, задница, клитор, язык — это как доза героина.

Когда начинаешь задумываться почему и понимаешь причину, оно уже не в удовольствие.

Когда начинаешь задумываться почему и понимаешь причину, оно…

Когда начинаешь задумываться почему и понимаешь причину, оно уже не в удовольствие.

— А когда тебе исполняется тридцать, ты понимаешь, что главный твой враг — это ты сам.
И еще:
— Век Просвещения благополучно закончился. Мы живем в век Беспросветного Невежества.

— А когда тебе исполняется тридцать, ты понимаешь,…

— А когда тебе исполняется тридцать, ты понимаешь, что главный твой враг — это ты сам.
И еще:
— Век Просвещения благополучно закончился. Мы живем в век Беспросветного Невежества.

Я не делаю гадостей. Вернее, делаю, но осмысленно.

Я не делаю гадостей. Вернее, делаю, но осмысленно.

Я не делаю гадостей. Вернее, делаю, но осмысленно.

Просто мне хочется, чтобы кто-нибудь от меня зависел… В конце концов, пора уже становиться взрослым.

Просто мне хочется, чтобы кто-нибудь от меня зависел……

Просто мне хочется, чтобы кто-нибудь от меня зависел… В конце концов, пора уже становиться взрослым.