Нам решительно всё равно, кто царствует во Франции — Филипп или Наполеон, английскую королеву хоть замуж выдавайте за турецкого султана, только чтоб рекрутского набора не было. Но зато очень чувствительно и близко нашему сердцу, кто нами заведывает, кто губернатор наш.

Нам решительно всё равно, кто царствует во Франции…

Нам решительно всё равно, кто царствует во Франции — Филипп или Наполеон, английскую королеву хоть замуж выдавайте за турецкого султана, только чтоб рекрутского набора не было. Но зато очень чувствительно и близко нашему сердцу, кто нами заведывает, кто губернатор наш.

В литературе, как и в жизни, нужно помнить одно правило, что человек будет тысячу раз раскаиваться в том, что говорил много, но никогда, что мало!

В литературе, как и в жизни, нужно помнить…

В литературе, как и в жизни, нужно помнить одно правило, что человек будет тысячу раз раскаиваться в том, что говорил много, но никогда, что мало!

А пусть себе говорят! Пустые речи пустяками и кончатся.

А пусть себе говорят! Пустые речи пустяками и…

А пусть себе говорят! Пустые речи пустяками и кончатся.

Эхма, молодежь, молодежь! Ума у вас, может быть, и больше против нас, стариков, да сердца мало!

Эхма, молодежь, молодежь! Ума у вас, может быть,…

Эхма, молодежь, молодежь! Ума у вас, может быть, и больше против нас, стариков, да сердца мало!

Воспрещать ребенку резвиться — значит отравлять самые лучшие минуты жизни и омрачать самую чистую, светлую радость.

Воспрещать ребенку резвиться — значит отравлять самые лучшие…

Воспрещать ребенку резвиться — значит отравлять самые лучшие минуты жизни и омрачать самую чистую, светлую радость.

Прежде ЗАВЕТНЫЙ он казался полубогом, а нынче ЗАВЕТНЫЙ он — будущий генерал или владелец пятисот душ. Мечтательности, чувствительности, которую так некогда хлопотал распространить добродушный Карамзин, — ничего этого в помине нет: тщеславие и тщеславие, наружный блеск и внутренняя пустота заразили юные сердца.

Прежде ЗАВЕТНЫЙ он казался полубогом, а нынче ЗАВЕТНЫЙ…

Прежде ЗАВЕТНЫЙ он казался полубогом, а нынче ЗАВЕТНЫЙ он — будущий генерал или владелец пятисот душ. Мечтательности, чувствительности, которую так некогда хлопотал распространить добродушный Карамзин, — ничего этого в помине нет: тщеславие и тщеславие, наружный блеск и внутренняя пустота заразили юные сердца.

Супруги должны недостатки друг у друга исправлять любовью и кротостью, а не бранью

Супруги должны недостатки друг у друга исправлять любовью…

Супруги должны недостатки друг у друга исправлять любовью и кротостью, а не бранью

— Живописно сказано! — подхватил Салов. — Но вот что, друг мой, от хандры единственное и самое верное лекарство — это карты: сядемте и станемте в оные играть.

— Живописно сказано! — подхватил Салов. — Но…

— Живописно сказано! — подхватил Салов. — Но вот что, друг мой, от хандры единственное и самое верное лекарство — это карты: сядемте и станемте в оные играть.