Я не ханжа, чего нет, того нет, два раза замужем была, но во что нынче превратились фильмы о любви? «Здрасьте, как дела, перепихнёмся?» А то и без «здрасьте» обходятся.

Я не ханжа, чего нет, того нет, два…

Я не ханжа, чего нет, того нет, два раза замужем была, но во что нынче превратились фильмы о любви? «Здрасьте, как дела, перепихнёмся?» А то и без «здрасьте» обходятся.

Счастье, что я не работаю на телефоне доверия для самоубийц. На душе у меня так скверно, что я бы всем велела: стреляйтесь на здоровье!

Счастье, что я не работаю на телефоне доверия…

Счастье, что я не работаю на телефоне доверия для самоубийц. На душе у меня так скверно, что я бы всем велела: стреляйтесь на здоровье!

Меня почему-то всегда смешили их привычки — как они наряжаются в пух и прах, расфуфыриваются. Много лет я с крылечка наблюдала, как они снуют туда-сюда… на людей смотреть интересней, чем в кино ходить.

Меня почему-то всегда смешили их привычки — как…

Меня почему-то всегда смешили их привычки — как они наряжаются в пух и прах, расфуфыриваются. Много лет я с крылечка наблюдала, как они снуют туда-сюда… на людей смотреть интересней, чем в кино ходить.

Он тосковал по ней уже сейчас и знал, что вместе с нею уходит безвозвратно и вся его прежняя жизнь.

Он тосковал по ней уже сейчас и знал,…

Он тосковал по ней уже сейчас и знал, что вместе с нею уходит безвозвратно и вся его прежняя жизнь.

Человеку столько лет, на сколько он себя чувствует.

Человеку столько лет, на сколько он себя чувствует.

Человеку столько лет, на сколько он себя чувствует.

— Но как убедиться, что поступаешь правильно?
— Очень просто! — ответил Реймонд. — Как дважды два четыре: доброта и прощение — всегда хорошо, ненависть и месть — всегда плохо. Работает безотказно. Следуй простому правилу — не ошибешься.

— Но как убедиться, что поступаешь правильно?— Очень…

— Но как убедиться, что поступаешь правильно?
— Очень просто! — ответил Реймонд. — Как дважды два четыре: доброта и прощение — всегда хорошо, ненависть и месть — всегда плохо. Работает безотказно. Следуй простому правилу — не ошибешься.

… лучшее лекарство от хандры — завести котенка.

… лучшее лекарство от хандры — завести котенка.

… лучшее лекарство от хандры — завести котенка.

Видите ли, жизнь намного проще, чем кажется людям.

Видите ли, жизнь намного проще, чем кажется людям.

Видите ли, жизнь намного проще, чем кажется людям.

Счастье — дело их собственных рук. В мире много солнца, и счастье зависит от каждого из вас.

Счастье — дело их собственных рук. В мире…

Счастье — дело их собственных рук. В мире много солнца, и счастье зависит от каждого из вас.

Возьмите любого старика или старушку за шестьдесят — и вот вам история поинтересней всякого романа, ни один писатель такого не выдумает!

Возьмите любого старика или старушку за шестьдесят —…

Возьмите любого старика или старушку за шестьдесят — и вот вам история поинтересней всякого романа, ни один писатель такого не выдумает!

Знаешь, что смерти не миновать, да только не веришь, что и сам умрешь.

Знаешь, что смерти не миновать, да только не…

Знаешь, что смерти не миновать, да только не веришь, что и сам умрешь.

— Жизнь похожа на американские горки: то вверх, то вниз, то ухаб, то поворот.
— А-а! — подхватила Элнер. — Значит, надо вдохнуть поглубже и получать удовольствие.
— Вот именно. Только вот в чем дело… Большинству людей кажется, будто они за рулем, и они так стараются управлять, что пропускают все самое интересное.

— Жизнь похожа на американские горки: то вверх,…

— Жизнь похожа на американские горки: то вверх, то вниз, то ухаб, то поворот.
— А-а! — подхватила Элнер. — Значит, надо вдохнуть поглубже и получать удовольствие.
— Вот именно. Только вот в чем дело… Большинству людей кажется, будто они за рулем, и они так стараются управлять, что пропускают все самое интересное.

Людям свойственно ошибаться. Ведь когда появился рок-н-ролл, все твердили, что хуже уже не бывает, — а оказалось, бывает!

Людям свойственно ошибаться. Ведь когда появился рок-н-ролл, все…

Людям свойственно ошибаться. Ведь когда появился рок-н-ролл, все твердили, что хуже уже не бывает, — а оказалось, бывает!

Вот ведь странное дело: столько лет люди бьются, ищут смысл жизни, — а надо просто радоваться, и все.

Вот ведь странное дело: столько лет люди бьются,…

Вот ведь странное дело: столько лет люди бьются, ищут смысл жизни, — а надо просто радоваться, и все.

Так устроен мир. Мы не задумываемся, что каждый наш разговор с близким человеком может оказаться последним.

Так устроен мир. Мы не задумываемся, что каждый…

Так устроен мир. Мы не задумываемся, что каждый наш разговор с близким человеком может оказаться последним.