Гашишимы, получившие свое название вследствие огромного количества поглощаемого ими гашиша, были уникальным явлением среди убийц, поскольку отличались беспощадностью и в то же время имели склонность хихикать, тащиться от игры света и тени на лезвиях своих ужасных ножей, а так же – в исключительных случаях – отключаться в самый неподходящий момент.

Гашишимы, получившие свое название вследствие огромного количества поглощаемого…

Гашишимы, получившие свое название вследствие огромного количества поглощаемого ими гашиша, были уникальным явлением среди убийц, поскольку отличались беспощадностью и в то же время имели склонность хихикать, тащиться от игры света и тени на лезвиях своих ужасных ножей, а так же – в исключительных случаях – отключаться в самый неподходящий момент.

— Быстрее, ты должен пойти со мной. Ты в большой опасности!
— Почему?
— Потому что, если ты не пойдешь, я тебя убью.

— Быстрее, ты должен пойти со мной. Ты…

— Быстрее, ты должен пойти со мной. Ты в большой опасности!
— Почему?
— Потому что, если ты не пойдешь, я тебя убью.

— Почему они гоняются за тобой?
— Понятия не имею.
— Да ладно тебе! Должна быть причина!
— О, причин куча. Я просто не знаю, какая именно.

— Почему они гоняются за тобой?— Понятия не…

— Почему они гоняются за тобой?
— Понятия не имею.
— Да ладно тебе! Должна быть причина!
— О, причин куча. Я просто не знаю, какая именно.

— Я плавать не умею.
— Что, вообще нисколечко не проплывёшь?
Ринсвинд помешкал с ответом, осторожно теребя звезду на своей шляпе.
— Как ты думаешь, какая здесь глубина? Примерно?
— По-моему, около дюжины фатомов.
— Тогда, наверное, проплыву около дюжины фатомов.

— Я плавать не умею.— Что, вообще нисколечко…

— Я плавать не умею.
— Что, вообще нисколечко не проплывёшь?
Ринсвинд помешкал с ответом, осторожно теребя звезду на своей шляпе.
— Как ты думаешь, какая здесь глубина? Примерно?
— По-моему, около дюжины фатомов.
— Тогда, наверное, проплыву около дюжины фатомов.

Нет ничего более ужасного, чем человек, который собирается оказать миру услугу.

Нет ничего более ужасного, чем человек, который собирается…

Нет ничего более ужасного, чем человек, который собирается оказать миру услугу.

Дурностай – это небольшой чёрно-белый родственник лемминга, встречающийся в холодных районах Пупземелья. Его мех крайне редок и высоко ценится – особенно самим дурностаем.

Дурностай – это небольшой чёрно-белый родственник лемминга, встречающийся…

Дурностай – это небольшой чёрно-белый родственник лемминга, встречающийся в холодных районах Пупземелья. Его мех крайне редок и высоко ценится – особенно самим дурностаем.

В некоторых районах города любопытство не только убивало кошку, но ещё и сбрасывало её в реку с привязанными к лапам свинцовыми грузами.

В некоторых районах города любопытство не только убивало…

В некоторых районах города любопытство не только убивало кошку, но ещё и сбрасывало её в реку с привязанными к лапам свинцовыми грузами.

— Не вини себя…
— Спасибо.
— За тебя это сделаю я.

— Не вини себя…— Спасибо.— За тебя это…

— Не вини себя…
— Спасибо.
— За тебя это сделаю я.

Некоторые считали, что ночной порт — еще более опасное место, чем Тени. Два грабителя, воришка — карманник и какой-то случайный прохожий, который просто постучал Канину по плечу, чтобы спросить который час, уже в этом убедились.

Некоторые считали, что ночной порт — еще более…

Некоторые считали, что ночной порт — еще более опасное место, чем Тени. Два грабителя, воришка — карманник и какой-то случайный прохожий, который просто постучал Канину по плечу, чтобы спросить который час, уже в этом убедились.

— Я ищу волшебника, который с почтением относится к традициям и не прочь рискнуть жизнью за высокое вознаграждение
— Это несколько сужает круг ваших поисков. А в ваше задание входит опасное путешествие в неведомые, и грозящие погибели земли?
— Если честно, то входит
— Встречи с жуткими тварями?
— Вероятны.
— Почти верная смерть?
— Точно.
— Что ж, желаю вам всяческих успехов в ваших поисках.

— Я ищу волшебника, который с почтением относится…

— Я ищу волшебника, который с почтением относится к традициям и не прочь рискнуть жизнью за высокое вознаграждение
— Это несколько сужает круг ваших поисков. А в ваше задание входит опасное путешествие в неведомые, и грозящие погибели земли?
— Если честно, то входит
— Встречи с жуткими тварями?
— Вероятны.
— Почти верная смерть?
— Точно.
— Что ж, желаю вам всяческих успехов в ваших поисках.

Никто не знает, почему вне зависимости от мощности взрыва на месте человека всегда остаются дымящиеся сапоги. Похоже, это одна из постоянных и необъяснимых вещей.

Никто не знает, почему вне зависимости от мощности…

Никто не знает, почему вне зависимости от мощности взрыва на месте человека всегда остаются дымящиеся сапоги. Похоже, это одна из постоянных и необъяснимых вещей.

Ринсвинд даже испытал к нему кратковременную?жалость, что было весьма необычно — к жалости он относился?бережливо и предпочитал использовать на собственные нужды.

Ринсвинд даже испытал к нему кратковременную?жалость, что было…

Ринсвинд даже испытал к нему кратковременную?жалость, что было весьма необычно — к жалости он относился?бережливо и предпочитал использовать на собственные нужды.

Он объяснил (хотя «объяснил» — это несколько неверное слово, и в данном случае оно означает «так и не сумел объяснить, хотя делал это довольно долго»).

Он объяснил (хотя «объяснил» — это несколько неверное…

Он объяснил (хотя «объяснил» — это несколько неверное слово, и в данном случае оно означает «так и не сумел объяснить, хотя делал это довольно долго»).

— Я ни в жизнь не полечу на ковре-самолете! — прошептал?он. — Я панически боюсь земли!
— Ты хотел сказать «высоты», — поправила Канина. — И прекрати эти глупости.
— Что хочу сказать, то и говорю. Тебя ведь не высота убивает,?а именно земля!?

— Я ни в жизнь не полечу на…

— Я ни в жизнь не полечу на ковре-самолете! — прошептал?он. — Я панически боюсь земли!
— Ты хотел сказать «высоты», — поправила Канина. — И прекрати эти глупости.
— Что хочу сказать, то и говорю. Тебя ведь не высота убивает,?а именно земля!?

— Тебя когда-нибудь кусала гадюка?
— Нет.
— Тогда ты точно поймёшь, что я испытал.
— Гм-м?
— Это было совершенно не похоже на укус гадюки.

— Тебя когда-нибудь кусала гадюка?— Нет.— Тогда ты…

— Тебя когда-нибудь кусала гадюка?
— Нет.
— Тогда ты точно поймёшь, что я испытал.
— Гм-м?
— Это было совершенно не похоже на укус гадюки.

(О Ринсвинде)

Не то чтобы он не выносил вида крови, просто его очень расстраивал вид его собственной.

(О Ринсвинде)Не то чтобы он не выносил вида…

(О Ринсвинде)

Не то чтобы он не выносил вида крови, просто его очень расстраивал вид его собственной.

– Я всегда хотел знать, – горько проговорил Ипслор, – что в этом мире есть такого, из-за чего стоит жить?
Смерть обдумал его вопрос и наконец ответил:
– Кошки, кошки — это хорошо.

– Я всегда хотел знать, – горько проговорил…

– Я всегда хотел знать, – горько проговорил Ипслор, – что в этом мире есть такого, из-за чего стоит жить?
Смерть обдумал его вопрос и наконец ответил:
– Кошки, кошки — это хорошо.

Кошки могут сидеть в разных концах переулка и наблюдать друг за другом часами, мысленно выполняя маневры, которые заставили бы любого гроссмейстера показаться порывистым и импульсивным.

Кошки могут сидеть в разных концах переулка и…

Кошки могут сидеть в разных концах переулка и наблюдать друг за другом часами, мысленно выполняя маневры, которые заставили бы любого гроссмейстера показаться порывистым и импульсивным.

Мрачнодум никогда не доверял Молодости.
Он считал, что она еще ни разу ничем хорошим не закончилась.

Мрачнодум никогда не доверял Молодости.Он считал, что она…

Мрачнодум никогда не доверял Молодости.
Он считал, что она еще ни разу ничем хорошим не закончилась.