… уикенд — это такие два дня, в которые незачем идти на работу.

… уикенд — это такие два дня, в…

… уикенд — это такие два дня, в которые незачем идти на работу.

… уныние, скорбь и боль способны убивать точно так же, как вирусы.

… уныние, скорбь и боль способны убивать точно…

… уныние, скорбь и боль способны убивать точно так же, как вирусы.

Вызывающий облик, слишком яркая, не соответствующая времени дня косметика, демонстративное покачивание бедрами или чрезмерно глубокое декольте были заменены в Сети преувеличенной непосредственностью либо провокационными или слишком глубоко нацеленными и чересчур личными вопросами. Такое поведение очень часто прикрывает неуверенность, робость, страх, комплексы или простую впечатлительность.

Вызывающий облик, слишком яркая, не соответствующая времени дня…

Вызывающий облик, слишком яркая, не соответствующая времени дня косметика, демонстративное покачивание бедрами или чрезмерно глубокое декольте были заменены в Сети преувеличенной непосредственностью либо провокационными или слишком глубоко нацеленными и чересчур личными вопросами. Такое поведение очень часто прикрывает неуверенность, робость, страх, комплексы или простую впечатлительность.

Я думал о том, как вынести молчание Бога.

Я думал о том, как вынести молчание Бога.

Я думал о том, как вынести молчание Бога.

И ему казалось, поскольку сам он не был способен скучать, что честнее жить так, чтобы и по нему никто не скучал. Но и это не получилось.

И ему казалось, поскольку сам он не был…

И ему казалось, поскольку сам он не был способен скучать, что честнее жить так, чтобы и по нему никто не скучал. Но и это не получилось.

Но это был не фильм. Такое могло случиться только в жизни.

Но это был не фильм. Такое могло случиться…

Но это был не фильм. Такое могло случиться только в жизни.

Яцек вдруг подумал, что Бог все-таки есть. Просто какое-то время он отсутствовал.

Яцек вдруг подумал, что Бог все-таки есть. Просто…

Яцек вдруг подумал, что Бог все-таки есть. Просто какое-то время он отсутствовал.

Он потерял веру в Бога.
Бога не было и быть не могло. Потому что если он существовал, то был либо злой, либо бессильный, а может, злой и бессильный одновременно.

Он потерял веру в Бога.Бога не было и…

Он потерял веру в Бога.
Бога не было и быть не могло. Потому что если он существовал, то был либо злой, либо бессильный, а может, злой и бессильный одновременно.

«Зачем тебе эти дурацкие описания больного воображения неполноценной глухонемой истерички на инвалидной пенсии, которую может унизить любой хам только лишь потому, что ему кажется, будто он во много раз лучше меня поскольку слышит?»

И по мере того как она нервно писала, знаки становились всё более неразборчивыми, точь-в-точь как становится невнятным голос человека, который кричит, выражая обиду и отчаяние. Я помню, как подошёл к ней и прижал её к себе. Потом смыл губкой с зеркала её надпись и тем же маркером написал, для чего мне эти описания и как они мне важны. Она, прильнув ко мне, плакала, как ребёнок.

«Зачем тебе эти дурацкие описания больного воображения неполноценной…

«Зачем тебе эти дурацкие описания больного воображения неполноценной глухонемой истерички на инвалидной пенсии, которую может унизить любой хам только лишь потому, что ему кажется, будто он во много раз лучше меня поскольку слышит?»

И по мере того как она нервно писала, знаки становились всё более неразборчивыми, точь-в-точь как становится невнятным голос человека, который кричит, выражая обиду и отчаяние. Я помню, как подошёл к ней и прижал её к себе. Потом смыл губкой с зеркала её надпись и тем же маркером написал, для чего мне эти описания и как они мне важны. Она, прильнув ко мне, плакала, как ребёнок.

Он не плакал. Не мог. Слезы пришли через несколько дней, после похорон, когда он вернулся с кладбища и увидел в ванной её халат, зубную щетку, а на ночном столике у кровати закладку в недочитанной книжке.

Он не плакал. Не мог. Слезы пришли через…

Он не плакал. Не мог. Слезы пришли через несколько дней, после похорон, когда он вернулся с кладбища и увидел в ванной её халат, зубную щетку, а на ночном столике у кровати закладку в недочитанной книжке.

Боже, мы
Тебе снимся вместе
На краях тарелок,
когда я разливаю суп,
И на краешке супружеского остывшего ложа,
В углубленьях морщинок около глаз.
Мы упорно Тебе снимся вместе.
И Ты соединяешь нам руки,
Так что мы не можем убежать друг от друга.
А если нет,
То не введи нас во искушение.
Пусть оплачут меня
Воскресные домашние макароны.
Дай заснуть
И избави нас –
Каждого по отдельности.
Аминь.

Боже, мыТебе снимся вместеНа краях тарелок,когда я разливаю…

Боже, мы
Тебе снимся вместе
На краях тарелок,
когда я разливаю суп,
И на краешке супружеского остывшего ложа,
В углубленьях морщинок около глаз.
Мы упорно Тебе снимся вместе.
И Ты соединяешь нам руки,
Так что мы не можем убежать друг от друга.
А если нет,
То не введи нас во искушение.
Пусть оплачут меня
Воскресные домашние макароны.
Дай заснуть
И избави нас –
Каждого по отдельности.
Аминь.

… мужская гордость в соединении с впечатлительностью становилась подобна ране на ступне, которая воспаляется от хождения. А ходить необходимо.

… мужская гордость в соединении с впечатлительностью становилась…

… мужская гордость в соединении с впечатлительностью становилась подобна ране на ступне, которая воспаляется от хождения. А ходить необходимо.

Представляешь, что такое измена всеведущему Богу? Скрыть ее никаким образом невозможно. И дело даже не в том, что невозможно скрыть поступки. Мысли не укроешь!

Представляешь, что такое измена всеведущему Богу? Скрыть ее…

Представляешь, что такое измена всеведущему Богу? Скрыть ее никаким образом невозможно. И дело даже не в том, что невозможно скрыть поступки. Мысли не укроешь!

Хирурги не привозят с собой на съезды — этому их и даже дантистов учат еще на первом курсе — ни жен, ни любовниц, ни невест. Рядом с ними невозможно пить без угрызений совести до самого утра.

Хирурги не привозят с собой на съезды —…

Хирурги не привозят с собой на съезды — этому их и даже дантистов учат еще на первом курсе — ни жен, ни любовниц, ни невест. Рядом с ними невозможно пить без угрызений совести до самого утра.

Когда ее брак рухнул, Наталья стала для нее единственной целью жизни. Если бы она была уверена, что, дыша, отнимает у Натальи кислород, она научилась бы не дышать и уговаривала бы других последовать её примеру.

Когда ее брак рухнул, Наталья стала для нее…

Когда ее брак рухнул, Наталья стала для нее единственной целью жизни. Если бы она была уверена, что, дыша, отнимает у Натальи кислород, она научилась бы не дышать и уговаривала бы других последовать её примеру.

Ничего удивительного, что Стейнбек так хорошо писал. Известно же, что он пил и вдобавок жил в Монтерее.

Ничего удивительного, что Стейнбек так хорошо писал. Известно…

Ничего удивительного, что Стейнбек так хорошо писал. Известно же, что он пил и вдобавок жил в Монтерее.