Позволить существовать всем частицам нашей души, а не подавлять одну из них – значит начать жить. Если мы подавляем частицу самих себя, не принимая ее, мы сохраняем в себе эту забитую до смерти частицу, на которой мы не поставили крест, поскольку не позволили ей жить. Тогда эта забитая до смерти частица всей своей тяжестью давит на живые частицы нашей души и губит нашу энергию.

Позволить существовать всем частицам нашей души, а не…

Позволить существовать всем частицам нашей души, а не подавлять одну из них – значит начать жить. Если мы подавляем частицу самих себя, не принимая ее, мы сохраняем в себе эту забитую до смерти частицу, на которой мы не поставили крест, поскольку не позволили ей жить. Тогда эта забитая до смерти частица всей своей тяжестью давит на живые частицы нашей души и губит нашу энергию.

Осознание и выражение своей потребности, ее дифференциация от ожиданий по отношению к партнеру, с одной стороны, открывает перед нами возможность разнообразных решений, в числе которых может быть вмешательство партнера, но не только оно, а с другой стороны, обеспечивает свободу партнера, то есть возможность сказать: «Я понимаю твою потребность, и в то же время у меня – другая потребность. Что мы можем сделать, чтобы позаботиться о той и другой? Чтобы твоя потребность не была удовлетворена за счет моей, а моя – за счет твоей?»

Осознание и выражение своей потребности, ее дифференциация от…

Осознание и выражение своей потребности, ее дифференциация от ожиданий по отношению к партнеру, с одной стороны, открывает перед нами возможность разнообразных решений, в числе которых может быть вмешательство партнера, но не только оно, а с другой стороны, обеспечивает свободу партнера, то есть возможность сказать: «Я понимаю твою потребность, и в то же время у меня – другая потребность. Что мы можем сделать, чтобы позаботиться о той и другой? Чтобы твоя потребность не была удовлетворена за счет моей, а моя – за счет твоей?»

Называя потребность, мы, с одной стороны, проясняем то, что знаем о себе, и полностью берем на себя ответственность за свои переживания, с другой стороны, мы информируем партнера о том, что происходит, уважая при этом его свободу и его ответственность. Мы предлагаем ему взять на себя ответственность, а не покориться. Мы приглашаем его к диалогу с самим собой, не исключающему связи с нами.

Называя потребность, мы, с одной стороны, проясняем то,…

Называя потребность, мы, с одной стороны, проясняем то, что знаем о себе, и полностью берем на себя ответственность за свои переживания, с другой стороны, мы информируем партнера о том, что происходит, уважая при этом его свободу и его ответственность. Мы предлагаем ему взять на себя ответственность, а не покориться. Мы приглашаем его к диалогу с самим собой, не исключающему связи с нами.

Почему родителям так трудно выслушать подростка? Чаще всего потому, что им кажется, что они должны что-то сделать, придумать, добиться результата, найти решение – по возможности мгновенно. Однако бывает, что они не видят решения и чувствуют себя бессильными или устали от попыток его найти. И чтобы избавиться от вызываемых бессилием напряженности, страха или усталости, они спасаются бегством, отрицая проблему («Но это не так важно… Ты преувеличиваешь… Сделай усилие над собой… Жизнь не всегда бывает легкой…»), либо реагируют агрессивно («Ты сам виноват, ты плохо стараешься… Если бы ты лучше учил уроки…»). Вместо того чтобы просто найти время и пойти навстречу ребенку, внимательно выслушав его.

Почему родителям так трудно выслушать подростка? Чаще всего…

Почему родителям так трудно выслушать подростка? Чаще всего потому, что им кажется, что они должны что-то сделать, придумать, добиться результата, найти решение – по возможности мгновенно. Однако бывает, что они не видят решения и чувствуют себя бессильными или устали от попыток его найти. И чтобы избавиться от вызываемых бессилием напряженности, страха или усталости, они спасаются бегством, отрицая проблему («Но это не так важно… Ты преувеличиваешь… Сделай усилие над собой… Жизнь не всегда бывает легкой…»), либо реагируют агрессивно («Ты сам виноват, ты плохо стараешься… Если бы ты лучше учил уроки…»). Вместо того чтобы просто найти время и пойти навстречу ребенку, внимательно выслушав его.

Если мы не можем дать себе соразмерную, справедливую оценку, велик риск, что мы проведем свою жизнь в отчаянном поиске несоразмерной оценки со стороны других.

Если мы не можем дать себе соразмерную, справедливую…

Если мы не можем дать себе соразмерную, справедливую оценку, велик риск, что мы проведем свою жизнь в отчаянном поиске несоразмерной оценки со стороны других.

Если мы идем против своих потребностей, кто-то должен за это заплатить: мы сами или другие.

Если мы идем против своих потребностей, кто-то должен…

Если мы идем против своих потребностей, кто-то должен за это заплатить: мы сами или другие.

Мы все умеем делать для удовольствия другого, но мы не умеем быть – просто быть – самими собой.

Мы все умеем делать для удовольствия другого, но…

Мы все умеем делать для удовольствия другого, но мы не умеем быть – просто быть – самими собой.

Теория систем учит нас, что любая система тяготеет к поддержанию себя. Это закон гомеостаза. В каждой системе – в семье, супружеской паре и многих других отношениях – отличия и разногласия внушают страх, так как есть риск, что они скомпрометируют систему или дестабилизируют ее. Объятые страхом, мы нередко склоняемся к попытке срочно восстановить единодушие либо путем контроля, либо путем подчинения. Часто, чтобы вернуть семейное, супружеское или иное взаимное влияние, то есть устойчивость нашей системы, мы навязываем свои решения, вынуждая всех соглашаться, или же сразу, не дискутируя, подчиняем, что приводит к бегству или агрессии. Сближения не происходит.

А ведь конфликт может способствовать развитию. Он дает возможность усилить наше чувство безопасности, самостоятельность и способность слушать и сопереживать. Он побуждает нас к контакту с собой и с другим, то есть к развитию одновременно и внутренней твердости и гибкости. Он является поводом к совместному росту и пробуждает творческие силы.

Теория систем учит нас, что любая система тяготеет…

Теория систем учит нас, что любая система тяготеет к поддержанию себя. Это закон гомеостаза. В каждой системе – в семье, супружеской паре и многих других отношениях – отличия и разногласия внушают страх, так как есть риск, что они скомпрометируют систему или дестабилизируют ее. Объятые страхом, мы нередко склоняемся к попытке срочно восстановить единодушие либо путем контроля, либо путем подчинения. Часто, чтобы вернуть семейное, супружеское или иное взаимное влияние, то есть устойчивость нашей системы, мы навязываем свои решения, вынуждая всех соглашаться, или же сразу, не дискутируя, подчиняем, что приводит к бегству или агрессии. Сближения не происходит.

А ведь конфликт может способствовать развитию. Он дает возможность усилить наше чувство безопасности, самостоятельность и способность слушать и сопереживать. Он побуждает нас к контакту с собой и с другим, то есть к развитию одновременно и внутренней твердости и гибкости. Он является поводом к совместному росту и пробуждает творческие силы.

Чтобы непринужденно общаться, мы должны быть уверенными, что если другой говорит «да», то это «да», а если он говорит «нет», то это «нет».

Чтобы непринужденно общаться, мы должны быть уверенными, что…

Чтобы непринужденно общаться, мы должны быть уверенными, что если другой говорит «да», то это «да», а если он говорит «нет», то это «нет».

Я часто слышу такое заявление: «И вы верите, что возможно быть собой, если у меня есть супруг, дети, начальник, родители… Все это мешает мне быть собой!»
Конечно нет, это не «все», что мешает нам быть самими собой. Что нам мешает, так это то, как мы сами «все это» видим, как мы переживаем свои отношения. Что мешает нам быть самими собой, так это то, что наши потребности в безопасности и доверии не встретили должного внимания, чтобы развиться и позволить легче пережить «все это».

Я часто слышу такое заявление: «И вы верите,…

Я часто слышу такое заявление: «И вы верите, что возможно быть собой, если у меня есть супруг, дети, начальник, родители… Все это мешает мне быть собой!»
Конечно нет, это не «все», что мешает нам быть самими собой. Что нам мешает, так это то, как мы сами «все это» видим, как мы переживаем свои отношения. Что мешает нам быть самими собой, так это то, что наши потребности в безопасности и доверии не встретили должного внимания, чтобы развиться и позволить легче пережить «все это».

Если мы будем навязывать свои запросы как требования, то в ответ получим либо подчинение, либо бунт, а не контакт.

Если мы будем навязывать свои запросы как требования,…

Если мы будем навязывать свои запросы как требования, то в ответ получим либо подчинение, либо бунт, а не контакт.

Мы часто не можем избавиться от своих «нужно», которые были сформулированы очень давно и с тех пор не обновлялись. Если «нужно» не подразумевает «мне действительно хотелось бы», значит, оно устарело и ближе к непроизвольному рефлексу, чем к ответственной осознанности.

Мы часто не можем избавиться от своих «нужно»,…

Мы часто не можем избавиться от своих «нужно», которые были сформулированы очень давно и с тех пор не обновлялись. Если «нужно» не подразумевает «мне действительно хотелось бы», значит, оно устарело и ближе к непроизвольному рефлексу, чем к ответственной осознанности.

Мне кажется, в повседневной жизни – пусть даже наши поступки, слава богу, не заканчиваются трагедией – нам случается действовать как роботам или ожидать от других, чтобы они действовали как безжизненные, бездушные, бесчувственные роботы: «Нужно добиваться успеха… Ты должен работать… Нужно идти в школу… Нужно вынести мусорное ведро… Я должен зарабатывать на жизнь… В такой ситуации у меня нет выбора…»

Мне кажется, в повседневной жизни – пусть даже…

Мне кажется, в повседневной жизни – пусть даже наши поступки, слава богу, не заканчиваются трагедией – нам случается действовать как роботам или ожидать от других, чтобы они действовали как безжизненные, бездушные, бесчувственные роботы: «Нужно добиваться успеха… Ты должен работать… Нужно идти в школу… Нужно вынести мусорное ведро… Я должен зарабатывать на жизнь… В такой ситуации у меня нет выбора…»

Самую большую радость от разрешения конфликтов мы испытываем только тогда, когда нам удается обострить их.

Самую большую радость от разрешения конфликтов мы испытываем…

Самую большую радость от разрешения конфликтов мы испытываем только тогда, когда нам удается обострить их.

Признание потребности другого человека не означает, что мы согласны с ней или хотим ее удовлетворить, но, по крайней мере, мы пытаемся идти навстречу друг другу.

Признание потребности другого человека не означает, что мы…

Признание потребности другого человека не означает, что мы согласны с ней или хотим ее удовлетворить, но, по крайней мере, мы пытаемся идти навстречу друг другу.

Неприятные чувства являются выражением неудовлетворенных потребностей. Поскольку гнев воспринимается как неприятное чувство, то, замечая гнев другого, мы можем обратить внимание не на его поведение, слова, тон голоса и жесты, а на его неудовлетворенные потребности и попытаться выразить их: «Ты сердишься, потому что хотел бы, чтобы тебя больше уважали, считались с тобой, прислушивались к тебе, поддерживали тебя, доверяли…»

Может случиться, что сразу мы не сможем назвать соответствующую потребность. Однако другой наверняка заметит, что, вместо того чтобы возражать и оправдываться, нападать в ответ или спасаться бегством, мы продолжаем слушать его. Такое поведение необычно, оно удивляет. Как правило, после первых же слов тон снижается. Другой отвечает: «Да, это так, мне действительно хотелось бы, чтобы ты…» или «Нет, это не так, я хотел, чтобы ты…» И потихоньку мы начинаем танец, который сближает нас.

Неприятные чувства являются выражением неудовлетворенных потребностей. Поскольку гнев…

Неприятные чувства являются выражением неудовлетворенных потребностей. Поскольку гнев воспринимается как неприятное чувство, то, замечая гнев другого, мы можем обратить внимание не на его поведение, слова, тон голоса и жесты, а на его неудовлетворенные потребности и попытаться выразить их: «Ты сердишься, потому что хотел бы, чтобы тебя больше уважали, считались с тобой, прислушивались к тебе, поддерживали тебя, доверяли…»

Может случиться, что сразу мы не сможем назвать соответствующую потребность. Однако другой наверняка заметит, что, вместо того чтобы возражать и оправдываться, нападать в ответ или спасаться бегством, мы продолжаем слушать его. Такое поведение необычно, оно удивляет. Как правило, после первых же слов тон снижается. Другой отвечает: «Да, это так, мне действительно хотелось бы, чтобы ты…» или «Нет, это не так, я хотел, чтобы ты…» И потихоньку мы начинаем танец, который сближает нас.

Неужели мы до такой степени не способны выражать свои мысли, что для того, чтобы высказать все, что накипело, нам необходима энергия гнева?

Неужели мы до такой степени не способны выражать…

Неужели мы до такой степени не способны выражать свои мысли, что для того, чтобы высказать все, что накипело, нам необходима энергия гнева?

Не другой несет ответственность за то, что моя чаша переполнена. Это я несу ответственность, что не позаботился о регулярном опустошении. А регулярное опустошение чаши предполагает, что мы должны быть искренними, а не любезными!

Не другой несет ответственность за то, что моя…

Не другой несет ответственность за то, что моя чаша переполнена. Это я несу ответственность, что не позаботился о регулярном опустошении. А регулярное опустошение чаши предполагает, что мы должны быть искренними, а не любезными!

Я полагаю, что мы по привычке говорим: «У меня нет выбора» – точно так же, как мы говорим: «У меня нет времени». Если бы мы лучше осознали свои потребности, нам стало бы ясно, что мы сами расставляем приоритеты. И это, бесспорно, отражается на том, как мы используем свое время.

Я полагаю, что мы по привычке говорим: «У…

Я полагаю, что мы по привычке говорим: «У меня нет выбора» – точно так же, как мы говорим: «У меня нет времени». Если бы мы лучше осознали свои потребности, нам стало бы ясно, что мы сами расставляем приоритеты. И это, бесспорно, отражается на том, как мы используем свое время.

Спросите себя, насколько лучше вы себя чувствуете, воплощая в жизнь ценности, которым служите, а не подчиняясь принуждению конкретного «нужно».

Спросите себя, насколько лучше вы себя чувствуете, воплощая…

Спросите себя, насколько лучше вы себя чувствуете, воплощая в жизнь ценности, которым служите, а не подчиняясь принуждению конкретного «нужно».