У нее возникло искушение воскликнуть, что-де ведь час назад она была жива! Но это было бы страшно глупо, и Софи осеклась, потому что смерть – такая штука: человек всегда жив, пока не умер.

У нее возникло искушение воскликнуть, что-де ведь час…

У нее возникло искушение воскликнуть, что-де ведь час назад она была жива! Но это было бы страшно глупо, и Софи осеклась, потому что смерть – такая штука: человек всегда жив, пока не умер.

Софи настолько воспряла духом, что решила заняться ужином. Она сгребла все, что было на столе, в груду вокруг черепа на дальнем конце и стала резать лук.
– У тебя-то небось в глазах не щиплет, дружище, – сказала она черепу. – У всех свои преимущества.

Софи настолько воспряла духом, что решила заняться ужином.…

Софи настолько воспряла духом, что решила заняться ужином. Она сгребла все, что было на столе, в груду вокруг черепа на дальнем конце и стала резать лук.
– У тебя-то небось в глазах не щиплет, дружище, – сказала она черепу. – У всех свои преимущества.

Так или иначе, опыт подсказывал Софи, что истерики редко происходят действительно из-за того, из-за чего их закатывают.

Так или иначе, опыт подсказывал Софи, что истерики…

Так или иначе, опыт подсказывал Софи, что истерики редко происходят действительно из-за того, из-за чего их закатывают.

Сначала всегда читай рецепт – от начала до конца и очень внимательно. Очень многое станет ясно уже по манере изложения: разберись, какое это заклятье — самовыполняющееся, самозапускающееся, простое словесное заклинание или чары типа «слово и дело». Потом еще раз все перечитай и подумай, какие этапы по-настоящему действуют, а что вписано для пущей загадочности. Сейчас мы с тобой занимаемся уже достаточно сильными чарами. Скоро ты поймешь, что во всех подобного рода чарах всегда есть преднамеренные ошибки или двусмысленности.

Сначала всегда читай рецепт – от начала до…

Сначала всегда читай рецепт – от начала до конца и очень внимательно. Очень многое станет ясно уже по манере изложения: разберись, какое это заклятье — самовыполняющееся, самозапускающееся, простое словесное заклинание или чары типа «слово и дело». Потом еще раз все перечитай и подумай, какие этапы по-настоящему действуют, а что вписано для пущей загадочности. Сейчас мы с тобой занимаемся уже достаточно сильными чарами. Скоро ты поймешь, что во всех подобного рода чарах всегда есть преднамеренные ошибки или двусмысленности.

Вы чудовищно любопытная, кошмарно властолюбивая и непростительно чистоплотная старая дама. Держите себя в руках. Вы отравляете жизнь всем нам.

Вы чудовищно любопытная, кошмарно властолюбивая и непростительно чистоплотная…

Вы чудовищно любопытная, кошмарно властолюбивая и непростительно чистоплотная старая дама. Держите себя в руках. Вы отравляете жизнь всем нам.

Мистер Хаттер гордился своими дочками и отправил их в лучшую школу в городе. Софи оказалась самой прилежной. Она очень много читала и довольно скоро выяснила, как мало у неё шансов на интересное будущее.

Мистер Хаттер гордился своими дочками и отправил их…

Мистер Хаттер гордился своими дочками и отправил их в лучшую школу в городе. Софи оказалась самой прилежной. Она очень много читала и довольно скоро выяснила, как мало у неё шансов на интересное будущее.

Да трам же тарарам! — выругался Хоул…

Да трам же тарарам! — выругался Хоул…

Да трам же тарарам! — выругался Хоул…

Тогда она плюхнулась в кресло и стала там злиться.

Тогда она плюхнулась в кресло и стала там…

Тогда она плюхнулась в кресло и стала там злиться.

Хоул вытащил ещё одну кипу платков и бросил на Софи поверх них сердитый взгляд. Глаза у него покраснели и слезились. Затем чародей поднялся.
— Мне плохо, — возвестил он. — Пойду лягу. Возможно, умру.

Хоул вытащил ещё одну кипу платков и бросил…

Хоул вытащил ещё одну кипу платков и бросил на Софи поверх них сердитый взгляд. Глаза у него покраснели и слезились. Затем чародей поднялся.
— Мне плохо, — возвестил он. — Пойду лягу. Возможно, умру.

Я даже могу сделать вам собственную пару семимильных сапог, если вы сообщите мне ваш размер. Что-нибудь практичное, из коричневой телячьей кожи. Просто поразительно. Бывают же люди – шагают на десять с половиной миль и приземляются точнехонько в коровью лепешку.

Я даже могу сделать вам собственную пару семимильных…

Я даже могу сделать вам собственную пару семимильных сапог, если вы сообщите мне ваш размер. Что-нибудь практичное, из коричневой телячьей кожи. Просто поразительно. Бывают же люди – шагают на десять с половиной миль и приземляются точнехонько в коровью лепешку.

— И всё равно это гнусно — делать девушек несчастными! — припечатала она. — Это бессердечно и бессмысленно!
— Что поделаешь, — вздохнул Кальцифер.

— И всё равно это гнусно — делать…

— И всё равно это гнусно — делать девушек несчастными! — припечатала она. — Это бессердечно и бессмысленно!
— Что поделаешь, — вздохнул Кальцифер.

Помогите! Кто-нибудь! Я умираю, всеми покинутый!

Помогите! Кто-нибудь! Я умираю, всеми покинутый!

Помогите! Кто-нибудь! Я умираю, всеми покинутый!

Софи понимала, что от нее ждут восхищения, поэтому совладала с собой и не сказала ничего.

Софи понимала, что от нее ждут восхищения, поэтому…

Софи понимала, что от нее ждут восхищения, поэтому совладала с собой и не сказала ничего.

Умираю от скуки, — жалостно объявил Хоул. — А может, просто умираю.

Умираю от скуки, — жалостно объявил Хоул. —…

Умираю от скуки, — жалостно объявил Хоул. — А может, просто умираю.

— Прекратите, сударыня! — закричал он. — Оставьте бедных паучков в покое!
— Эта паутина — позор для замка! — объявила Софи, сметая пыльные фестоны.
— Снимите паутину, а паучков не трогайте! — велел Хоул.

— Прекратите, сударыня! — закричал он. — Оставьте…

— Прекратите, сударыня! — закричал он. — Оставьте бедных паучков в покое!
— Эта паутина — позор для замка! — объявила Софи, сметая пыльные фестоны.
— Снимите паутину, а паучков не трогайте! — велел Хоул.

Все было очень странно. Девушкой Софи съежилась бы от стыда за свое поведение. А старухой она обнаружила, что собственные слова и дела ни капельки ее не заботят. По мнению Софи, это было большим облегчением.

Все было очень странно. Девушкой Софи съежилась бы…

Все было очень странно. Девушкой Софи съежилась бы от стыда за свое поведение. А старухой она обнаружила, что собственные слова и дела ни капельки ее не заботят. По мнению Софи, это было большим облегчением.

Софи понимала, что Хоул и в раю будет ныть, если сочтет, будто это его красит.

Софи понимала, что Хоул и в раю будет…

Софи понимала, что Хоул и в раю будет ныть, если сочтет, будто это его красит.

— Я в беспамятстве, перед глазами у меня плавают пятна.
— Это пауки.

— Я в беспамятстве, перед глазами у меня…

— Я в беспамятстве, перед глазами у меня плавают пятна.
— Это пауки.

Среди ночи Софи проснулась оттого, что рядом кто-то похрапывал. Она не без раздражения подскочила и обнаружила, что храпит исключительно сама.

Среди ночи Софи проснулась оттого, что рядом кто-то…

Среди ночи Софи проснулась оттого, что рядом кто-то похрапывал. Она не без раздражения подскочила и обнаружила, что храпит исключительно сама.