Живы еще все покудова? Домочадцы и все православные христиане? Источники водные еще не иссяклись?

Живы еще все покудова? Домочадцы и все православные…

Живы еще все покудова? Домочадцы и все православные христиане? Источники водные еще не иссяклись?

Ни папаши, ни мамаши,
Дома нету никого,
Дома нету никого,
Полезай, милый, в окно.

Ни папаши, ни мамаши,Дома нету никого,Дома нету никого,Полезай,…

Ни папаши, ни мамаши,
Дома нету никого,
Дома нету никого,
Полезай, милый, в окно.

Ты моли бога, чтоб век работа была, чтобы сытым быть.

Ты моли бога, чтоб век работа была, чтобы…

Ты моли бога, чтоб век работа была, чтобы сытым быть.

А отчего это он спит так? Оттого, что капитал! А ты вот тут майся всю ночь. Награбил денег, а я ему их стереги!

А отчего это он спит так? Оттого, что…

А отчего это он спит так? Оттого, что капитал! А ты вот тут майся всю ночь. Награбил денег, а я ему их стереги!

В тоске и в скуке, братец ты мой, дурные мысли в голову приходят.

В тоске и в скуке, братец ты мой,…

В тоске и в скуке, братец ты мой, дурные мысли в голову приходят.

Отчего я люблю щуку ловить? Оттого, что она обидчица, рыба зубастая, так и хватает. Бьется, бьется мелкая рыба, никак перед щукой оправдаться не может.

Отчего я люблю щуку ловить? Оттого, что она…

Отчего я люблю щуку ловить? Оттого, что она обидчица, рыба зубастая, так и хватает. Бьется, бьется мелкая рыба, никак перед щукой оправдаться не может.

Какая такая честь? Нажил капитал, вот тебе и честь. Что больше капиталу, то больше и чести.

Какая такая честь? Нажил капитал, вот тебе и…

Какая такая честь? Нажил капитал, вот тебе и честь. Что больше капиталу, то больше и чести.

Как же мне вас судить теперь? Ежели судить вас по законам, так законов у нас много… И законы все строгие. Так вот, друзья любезные, как хотите: судить ли мне вас по законам, или по душе, как мне бог на сердце положит?

Как же мне вас судить теперь? Ежели судить…

Как же мне вас судить теперь? Ежели судить вас по законам, так законов у нас много… И законы все строгие. Так вот, друзья любезные, как хотите: судить ли мне вас по законам, или по душе, как мне бог на сердце положит?

Никогда-то я, никогда теперь на людей надеяться не стану. Куда я сама себя определю, так тому и быть!

Никогда-то я, никогда теперь на людей надеяться не…

Никогда-то я, никогда теперь на людей надеяться не стану. Куда я сама себя определю, так тому и быть!

Неужто ж опять терпеть? Где это человек столько терпенья берет?

Неужто ж опять терпеть? Где это человек столько…

Неужто ж опять терпеть? Где это человек столько терпенья берет?

Думают то петухи индейские. Я весь век прожил не думавши.

Думают то петухи индейские. Я весь век прожил…

Думают то петухи индейские. Я весь век прожил не думавши.

Ты выправь мне такой лист, чтобы был я как есть природный дворянин, да тогда учтивости от меня и спрашивай.

Ты выправь мне такой лист, чтобы был я…

Ты выправь мне такой лист, чтобы был я как есть природный дворянин, да тогда учтивости от меня и спрашивай.

В вас невежество ваше так свирепствует.

В вас невежество ваше так свирепствует.

В вас невежество ваше так свирепствует.

Каков хозяин, таковы и люди. С кого им пример-то брать, как не с хозяина.

Каков хозяин, таковы и люди. С кого им…

Каков хозяин, таковы и люди. С кого им пример-то брать, как не с хозяина.

А то вдруг на него хандра нападет: «Не хочу, говорит, пьянствовать, хочу о своих грехах казниться».

А то вдруг на него хандра нападет: «Не…

А то вдруг на него хандра нападет: «Не хочу, говорит, пьянствовать, хочу о своих грехах казниться».