Мне кажется, что правда, какая бы она ни была, все-таки не так страшна, как неизвестность.

Мне кажется, что правда, какая бы она ни…

Мне кажется, что правда, какая бы она ни была, все-таки не так страшна, как неизвестность.

Когда женщина некрасива, то ей говорят: «У вас прекрасные глаза, у вас прекрасные волосы…»

Когда женщина некрасива, то ей говорят: «У вас…

Когда женщина некрасива, то ей говорят: «У вас прекрасные глаза, у вас прекрасные волосы…»

Прошу, господа. Повесьте, так сказать, ваши уши на гвоздь внимания.

Прошу, господа. Повесьте, так сказать, ваши уши на…

Прошу, господа. Повесьте, так сказать, ваши уши на гвоздь внимания.

Мы отдохнем! Мы услышим ангелов, мы увидим всё небо в алмазах, мы увидим, как всё зло земное, все наши страдания потонут в милосердии, которое наполнит собою весь мир, и наша жизнь станет тихою, нежною, сладкою, как ласка. Я верую, верую…

Мы отдохнем! Мы услышим ангелов, мы увидим всё…

Мы отдохнем! Мы услышим ангелов, мы увидим всё небо в алмазах, мы увидим, как всё зло земное, все наши страдания потонут в милосердии, которое наполнит собою весь мир, и наша жизнь станет тихою, нежною, сладкою, как ласка. Я верую, верую…

Проснуться бы в ясное, тихое утро и почувствовать, что жить ты начал снова, что всё прошлое забыто, рассеялось, как дым.

Проснуться бы в ясное, тихое утро и почувствовать,…

Проснуться бы в ясное, тихое утро и почувствовать, что жить ты начал снова, что всё прошлое забыто, рассеялось, как дым.

Благодарю вас за приятное общество… Я уважаю ваш образ мыслей, ваши увлечения, порывы, но позвольте старику внести в мой прощальный привет только одно замечание: надо, господа, дело делать! Надо дело делать!

Благодарю вас за приятное общество… Я уважаю ваш…

Благодарю вас за приятное общество… Я уважаю ваш образ мыслей, ваши увлечения, порывы, но позвольте старику внести в мой прощальный привет только одно замечание: надо, господа, дело делать! Надо дело делать!

А что касается моей собственной, личной жизни, то, ей-богу, в ней нет решительно ничего хорошего. Знаете, когда идёшь темною ночью по лесу, и если в это время вдали светит огонёк, то не замечаешь ни утомления, ни потёмок, ни колючих веток, которые бьют тебя по лицу… Я работаю, — вам это известно, — как никто в уезде, судьба бьёт меня не переставая, порой страдаю я невыносимо, но у меня вдали нет огонька. Я для себя уже ничего не жду, не люблю людей… Давно уже никого не люблю.

А что касается моей собственной, личной жизни, то,…

А что касается моей собственной, личной жизни, то, ей-богу, в ней нет решительно ничего хорошего. Знаете, когда идёшь темною ночью по лесу, и если в это время вдали светит огонёк, то не замечаешь ни утомления, ни потёмок, ни колючих веток, которые бьют тебя по лицу… Я работаю, — вам это известно, — как никто в уезде, судьба бьёт меня не переставая, порой страдаю я невыносимо, но у меня вдали нет огонька. Я для себя уже ничего не жду, не люблю людей… Давно уже никого не люблю.

Одному богу известно, в чем наше настоящее призвание.

Одному богу известно, в чем наше настоящее призвание.

Одному богу известно, в чем наше настоящее призвание.

Я был светлою личностью, от которой никому не было светло.

Я был светлою личностью, от которой никому не…

Я был светлою личностью, от которой никому не было светло.

Ты точно обвиняешь в чем-то свои прежние убеждения… Но виноваты не они, а ты сам. Ты забывал, что убеждения сами по себе ничто, мертвая буква… Нужно было дело делать.

Ты точно обвиняешь в чем-то свои прежние убеждения……

Ты точно обвиняешь в чем-то свои прежние убеждения… Но виноваты не они, а ты сам. Ты забывал, что убеждения сами по себе ничто, мертвая буква… Нужно было дело делать.

Праздная жизнь не может быть чистою.

Праздная жизнь не может быть чистою.

Праздная жизнь не может быть чистою.

Старые что малые, хочется, чтобы пожалел кто, а старых-то никому не жалко.

Старые что малые, хочется, чтобы пожалел кто, а…

Старые что малые, хочется, чтобы пожалел кто, а старых-то никому не жалко.

… когда я слышу, как шумит молодой лес, посаженный моими руками, я сознаю, что климат немножко и в моей власти, и что если через тысячу лет человек будет счастлив, то в этом немножко буду виноват и я.

… когда я слышу, как шумит молодой лес,…

… когда я слышу, как шумит молодой лес, посаженный моими руками, я сознаю, что климат немножко и в моей власти, и что если через тысячу лет человек будет счастлив, то в этом немножко буду виноват и я.

Талантливый человек в России не может быть чистеньким.

Талантливый человек в России не может быть чистеньким.

Талантливый человек в России не может быть чистеньким.

Человек одарён разумом и творческою силой, чтобы приумножать то, что ему дано, но до сих пор он не творил, а разрушал.

Человек одарён разумом и творческою силой, чтобы приумножать…

Человек одарён разумом и творческою силой, чтобы приумножать то, что ему дано, но до сих пор он не творил, а разрушал.

Днём и ночью, словно домой, душит меня мысль, что жизнь моя потеряна безвозвратно. Прошлого нет, оно глупо израсходовано на пустяки, а настоящее ужасно по своей нелепости. Вот вам моя жизнь и моя любовь: куда мне их девать, что мне с ними делать? Чувство моё гибнет даром, как луч солнца, попавший в яму, и сам я гибну.

Днём и ночью, словно домой, душит меня мысль,…

Днём и ночью, словно домой, душит меня мысль, что жизнь моя потеряна безвозвратно. Прошлого нет, оно глупо израсходовано на пустяки, а настоящее ужасно по своей нелепости. Вот вам моя жизнь и моя любовь: куда мне их девать, что мне с ними делать? Чувство моё гибнет даром, как луч солнца, попавший в яму, и сам я гибну.

Те, которые будут жить через сто, двести лет после нас и которые будут презирать нас за то, что мы прожили свои жизни так глупо и так безвкусно, — те, быть может, найдут средства как быть счастливыми, а мы… У нас с тобой только одна надежда и есть.

Те, которые будут жить через сто, двести лет…

Те, которые будут жить через сто, двести лет после нас и которые будут презирать нас за то, что мы прожили свои жизни так глупо и так безвкусно, — те, быть может, найдут средства как быть счастливыми, а мы… У нас с тобой только одна надежда и есть.

Когда нет настоящей жизни, то живут миражами. Все-таки лучше, чем ничего.

Когда нет настоящей жизни, то живут миражами. Все-таки…

Когда нет настоящей жизни, то живут миражами. Все-таки лучше, чем ничего.

Непосредственного, чистого, свободного отношения к природе и к людям уже нет…

Непосредственного, чистого, свободного отношения к природе и к…

Непосредственного, чистого, свободного отношения к природе и к людям уже нет…

Вы должны бы понимать, что мир погибает не от разбойников, не от пожаров, а от ненависти, вражды, от всех этих мелких дрязг…

Вы должны бы понимать, что мир погибает не…

Вы должны бы понимать, что мир погибает не от разбойников, не от пожаров, а от ненависти, вражды, от всех этих мелких дрязг…