Со мной бы попроще, а? Я же готов помочь. Пусть всем будет хорошо — и Родине, и Москве-столице, и всему прогрессивному человечеству. Только я тупой от рождения. Пока мне не объяснят, в чем дело, — не понимаю.

Со мной бы попроще, а? Я же готов…

Со мной бы попроще, а? Я же готов помочь. Пусть всем будет хорошо — и Родине, и Москве-столице, и всему прогрессивному человечеству. Только я тупой от рождения. Пока мне не объяснят, в чем дело, — не понимаю.

Странное дело — вроде и не ждал никаких чудес, а всё равно расстроился.

Странное дело — вроде и не ждал никаких…

Странное дело — вроде и не ждал никаких чудес, а всё равно расстроился.

Фантасты в чудеса верят ещё меньше, чем проститутки в любовь. Это я так подумал, когда пришли к Мельникову. Вот только проститутки — они в любовь верят. Тихонечко, никому не говоря, но верят. Мечтают, что есть что-то, кроме потных толстых мужиков, которым требуется секс за деньги. Мечтают и боятся в это поверить.

Фантасты в чудеса верят ещё меньше, чем проститутки…

Фантасты в чудеса верят ещё меньше, чем проститутки в любовь. Это я так подумал, когда пришли к Мельникову. Вот только проститутки — они в любовь верят. Тихонечко, никому не говоря, но верят. Мечтают, что есть что-то, кроме потных толстых мужиков, которым требуется секс за деньги. Мечтают и боятся в это поверить.

На самом-то деле ничего даром не даётся. Ты накачал мышцы, но перегрузил организм, посадил сердце, потерял то время, которое мог потратить на образование, на чтение книг, на посещение музеев и путешествия. Ты стал великим ученым — но отъел пузо, заработал одышку, геморрой и близорукость.

На самом-то деле ничего даром не даётся. Ты…

На самом-то деле ничего даром не даётся. Ты накачал мышцы, но перегрузил организм, посадил сердце, потерял то время, которое мог потратить на образование, на чтение книг, на посещение музеев и путешествия. Ты стал великим ученым — но отъел пузо, заработал одышку, геморрой и близорукость.

Очень, очень редко герой отправляется за чем-то нематериальным. Нет, не за «тем, чего на белом свете вообще не может быть» — за этой фразой явно скрывается невидимый прислужник, сбежавший из «Аленького Цветочка». Только и вспоминаются, что спутники девочки Элли, которые в Изумрудном городе искали ум, храбрость и любовь… да и то — получили они в итоге отруби, опилки и касторку.

Очень, очень редко герой отправляется за чем-то нематериальным.…

Очень, очень редко герой отправляется за чем-то нематериальным. Нет, не за «тем, чего на белом свете вообще не может быть» — за этой фразой явно скрывается невидимый прислужник, сбежавший из «Аленького Цветочка». Только и вспоминаются, что спутники девочки Элли, которые в Изумрудном городе искали ум, храбрость и любовь… да и то — получили они в итоге отруби, опилки и касторку.

Ничто так не радует женщин, как мужчина, занятый уборкой в доме.

Ничто так не радует женщин, как мужчина, занятый…

Ничто так не радует женщин, как мужчина, занятый уборкой в доме.

А устраивать истерику без зрителей — совсем уж глупо.

А устраивать истерику без зрителей — совсем уж…

А устраивать истерику без зрителей — совсем уж глупо.

Если настало время злых чудес — надо найти в себе мужество остаться добрым.

Если настало время злых чудес — надо найти…

Если настало время злых чудес — надо найти в себе мужество остаться добрым.

Как выяснилось в ходе эксперимента, деревянный кол в груди смертелен для человека не менее, чем для вампира.

Как выяснилось в ходе эксперимента, деревянный кол в…

Как выяснилось в ходе эксперимента, деревянный кол в груди смертелен для человека не менее, чем для вампира.

Нет, что-то первобытное в отношениях мужчины и женщины осталось до сих пор. Стоит только подраться из-за женщины…

Нет, что-то первобытное в отношениях мужчины и женщины…

Нет, что-то первобытное в отношениях мужчины и женщины осталось до сих пор. Стоит только подраться из-за женщины…

Почему молодость всегда так глупа и необузданна?

Почему молодость всегда так глупа и необузданна?

Почему молодость всегда так глупа и необузданна?

Национальная идея… ха. Какая национальная идея у белых мышей в клетке? Кого пустят на опыты, кого на корм удаву, а кого оставят на размножение…
Волшебных палочек нет. Кончились.

Национальная идея… ха. Какая национальная идея у белых…

Национальная идея… ха. Какая национальная идея у белых мышей в клетке? Кого пустят на опыты, кого на корм удаву, а кого оставят на размножение…
Волшебных палочек нет. Кончились.

Странное ощущение вызывают пустые книжные шкафы. Тягостно-печальное. Словно входишь куда-то и обнаруживаешь горки снятой одежды, обувь, мелкие вещи — а людей нет, куда-то исчезли.

Странное ощущение вызывают пустые книжные шкафы. Тягостно-печальное. Словно…

Странное ощущение вызывают пустые книжные шкафы. Тягостно-печальное. Словно входишь куда-то и обнаруживаешь горки снятой одежды, обувь, мелкие вещи — а людей нет, куда-то исчезли.

Собаки — они как люди, только еще лучше. Они, в отличие людей, не предают!

Собаки — они как люди, только еще лучше.…

Собаки — они как люди, только еще лучше. Они, в отличие людей, не предают!

Вопреки всем пословицам деньги оказались надежнее друзей.

Вопреки всем пословицам деньги оказались надежнее друзей.

Вопреки всем пословицам деньги оказались надежнее друзей.

Все женщины в мире делились для Коти на «баб» и «даму». Бабы — это все лица женского пола. Дама — это та баба, в которую он в данный момент влюблен.

Все женщины в мире делились для Коти на…

Все женщины в мире делились для Коти на «баб» и «даму». Бабы — это все лица женского пола. Дама — это та баба, в которую он в данный момент влюблен.

Чего только не помещали за такими дверями коллеги писателя Мельникова! Райские кущи. Миры, где трубят в боевой рог мускулистые герои, отмахиваясь тяжелой острой железякой от злых чудовищ. Сонные провинциальные городишки, оккупированные бесчувственными инопланетянами. Вход в секретные лаборатории спецслужб. Древнюю Русь разной степени сусальности — в зависимости от знания автором истории.

Чего только не помещали за такими дверями коллеги…

Чего только не помещали за такими дверями коллеги писателя Мельникова! Райские кущи. Миры, где трубят в боевой рог мускулистые герои, отмахиваясь тяжелой острой железякой от злых чудовищ. Сонные провинциальные городишки, оккупированные бесчувственными инопланетянами. Вход в секретные лаборатории спецслужб. Древнюю Русь разной степени сусальности — в зависимости от знания автором истории.

Да не верю я в этих дурацких пришельцев, в этих богов и героев, в таинственные законы мироздания, страдания и прочую ерунду!… Все писатели-фантасты — очень здравомыслящие люди. Они просто развлекают людей. Ну… ещё немного экстраполируют реальные житейские проблемы на фантастическую ситуацию — чтобы читать было интереснее.

Да не верю я в этих дурацких пришельцев,…

Да не верю я в этих дурацких пришельцев, в этих богов и героев, в таинственные законы мироздания, страдания и прочую ерунду!… Все писатели-фантасты — очень здравомыслящие люди. Они просто развлекают людей. Ну… ещё немного экстраполируют реальные житейские проблемы на фантастическую ситуацию — чтобы читать было интереснее.

К вкусу бы ещё общую начитанность… Ну как можно упереть в одного автора и читать только его? Пусть даже меня!

К вкусу бы ещё общую начитанность… Ну как…

К вкусу бы ещё общую начитанность… Ну как можно упереть в одного автора и читать только его? Пусть даже меня!

Я сразу увидел Розу Белую — в длинном чёрном платье с декольте не по возрасту… Старушка благосклонно мне кивнула и что-то сообщила полной немолодой женщине, стоящей рядом… Декольте у неё было столь же вызывающее, но хоть чем-то оправданное. А вот светло-бирюзовый цвет платья ей явно посоветовал враг.

Я сразу увидел Розу Белую — в длинном…

Я сразу увидел Розу Белую — в длинном чёрном платье с декольте не по возрасту… Старушка благосклонно мне кивнула и что-то сообщила полной немолодой женщине, стоящей рядом… Декольте у неё было столь же вызывающее, но хоть чем-то оправданное. А вот светло-бирюзовый цвет платья ей явно посоветовал враг.