Принципы в конце концов увлекают людей в бездну.

Принципы в конце концов увлекают людей в бездну.

Принципы в конце концов увлекают людей в бездну.

Сравнивать значит перестать понимать самого себя.

Сравнивать значит перестать понимать самого себя.

Сравнивать значит перестать понимать самого себя.

— Лорд Мохен, вы правы. Когда дело касается женщины, нам всегда перепадают крохи чужого пиршества. Кто положил этому начало?
— Адам, должно быть.
— Вовсе нет.
— Верно, сатана.
— Дорогой мой, – заметил в заключение Льюис Дюрас, – Адам только подставное лицо. Его надули, беднягу. Он взвалил себе на плечи весь род людской. Дьявол сотворил мужчину для женщины.

— Лорд Мохен, вы правы. Когда дело касается…

— Лорд Мохен, вы правы. Когда дело касается женщины, нам всегда перепадают крохи чужого пиршества. Кто положил этому начало?
— Адам, должно быть.
— Вовсе нет.
— Верно, сатана.
— Дорогой мой, – заметил в заключение Льюис Дюрас, – Адам только подставное лицо. Его надули, беднягу. Он взвалил себе на плечи весь род людской. Дьявол сотворил мужчину для женщины.

— Догадка хороша, но знание лучше.
— Христофор Колумб основывался на догадке.

— Догадка хороша, но знание лучше.— Христофор Колумб…

— Догадка хороша, но знание лучше.
— Христофор Колумб основывался на догадке.

К счастью, королям не свойственно ошибаться.

К счастью, королям не свойственно ошибаться.

К счастью, королям не свойственно ошибаться.

Бедняк никогда не ограждён от возможных ошибок правосудия.

Бедняк никогда не ограждён от возможных ошибок правосудия.

Бедняк никогда не ограждён от возможных ошибок правосудия.

Бывает странное состояние тревоги, выражающееся словами «что-то надвигается». Гуинплен находился именно в таком состоянии, когда человек чувствует, что положение еще не определилось окончательно, когда выжидаешь чего-то, что еще должно произойти. Смутно настораживаешься. «Что-то надвигается». Что? — Неизвестно. Кто? Всматриваешься в даль.

Бывает странное состояние тревоги, выражающееся словами «что-то надвигается».…

Бывает странное состояние тревоги, выражающееся словами «что-то надвигается». Гуинплен находился именно в таком состоянии, когда человек чувствует, что положение еще не определилось окончательно, когда выжидаешь чего-то, что еще должно произойти. Смутно настораживаешься. «Что-то надвигается». Что? — Неизвестно. Кто? Всматриваешься в даль.

Я был брошен в бездну. Для чего?
Чтобы измерить всю глубину ее.
Я водолаз, принесший со дна ее
жемчужину — истину.

Я был брошен в бездну. Для чего?Чтобы измерить…

Я был брошен в бездну. Для чего?
Чтобы измерить всю глубину ее.
Я водолаз, принесший со дна ее
жемчужину — истину.

Печально вторжение мрака в человеческую душу!

Печально вторжение мрака в человеческую душу!

Печально вторжение мрака в человеческую душу!

Отъезд, в зависимости от настроения и мыслей, владеющих нами в эту минуту, вызывает либо чувство облегчения, либо горесть.

Отъезд, в зависимости от настроения и мыслей, владеющих…

Отъезд, в зависимости от настроения и мыслей, владеющих нами в эту минуту, вызывает либо чувство облегчения, либо горесть.

Правители не имеют власти над народом, который над ними смеётся.

Правители не имеют власти над народом, который над…

Правители не имеют власти над народом, который над ними смеётся.

Урсус передал Гомо часть своих талантов: научил его стоять на задних лапах, умерять свой гнев, заменяя его хмуростью, издавать глухое ворчанье вместо воя и т. д. Волк, со своей стороны, передал человеку часть волчьих познаний, научив его обходиться без крова, без хлеба, без огня и предпочитать голод в лесу рабству во дворце.

Урсус передал Гомо часть своих талантов: научил его…

Урсус передал Гомо часть своих талантов: научил его стоять на задних лапах, умерять свой гнев, заменяя его хмуростью, издавать глухое ворчанье вместо воя и т. д. Волк, со своей стороны, передал человеку часть волчьих познаний, научив его обходиться без крова, без хлеба, без огня и предпочитать голод в лесу рабству во дворце.

В Англии все величественно, даже дурное, даже олигархия. Английский патрициат — патрициат в полном смысле этого слова. Нигде не было феодального строя более блестящего, более жестокого и более живучего, чем в Англии. Правда, в свое время он оказался полезен. Именно в Англии надо изучать феодальное право, подобно тому как королевскую власть надо изучать во Франции.

В Англии все величественно, даже дурное, даже олигархия.…

В Англии все величественно, даже дурное, даже олигархия. Английский патрициат — патрициат в полном смысле этого слова. Нигде не было феодального строя более блестящего, более жестокого и более живучего, чем в Англии. Правда, в свое время он оказался полезен. Именно в Англии надо изучать феодальное право, подобно тому как королевскую власть надо изучать во Франции.

И вместе с тем она была в сущности кроткой женщиной. Это противоречие только кажущееся. Ее преображал гнев. Подогрейте сахар — он закипит.

И вместе с тем она была в сущности…

И вместе с тем она была в сущности кроткой женщиной. Это противоречие только кажущееся. Ее преображал гнев. Подогрейте сахар — он закипит.

Медленно начал падать снег. Закружились первые хлопья. Казалось, это кружатся души умерших.

Медленно начал падать снег. Закружились первые хлопья. Казалось,…

Медленно начал падать снег. Закружились первые хлопья. Казалось, это кружатся души умерших.

… Вечность подчиняется человеку гораздо больше, чем принято думать.

… Вечность подчиняется человеку гораздо больше, чем принято…

… Вечность подчиняется человеку гораздо больше, чем принято думать.

У него кружилась голова. Кружилась вдвойне. Кружилась от взлета и от падения. Роковое сочетание. Он чувствовал, как подымается, но не ощущал своего падения. Новый горизонт всегда пугает нас. Перспектива помогает найти направление. Не всегда правильное.

У него кружилась голова. Кружилась вдвойне. Кружилась от…

У него кружилась голова. Кружилась вдвойне. Кружилась от взлета и от падения. Роковое сочетание. Он чувствовал, как подымается, но не ощущал своего падения. Новый горизонт всегда пугает нас. Перспектива помогает найти направление. Не всегда правильное.

Невежество есть нечто такое, чем можно снискать себе пропитание, наука же заставляет голодать. Приходится выбирать: либо быть учёным и худеть, либо быть ослом и пощипывать травку. О граждане, пощипывайте травку! Наука не стоит ни одного лакомого куска.

Невежество есть нечто такое, чем можно снискать себе…

Невежество есть нечто такое, чем можно снискать себе пропитание, наука же заставляет голодать. Приходится выбирать: либо быть учёным и худеть, либо быть ослом и пощипывать травку. О граждане, пощипывайте травку! Наука не стоит ни одного лакомого куска.

Нет ничего приятнее, чем поступать справедливо, когда тем самым причиняешь огорчение тому, кого ненавидишь.

Нет ничего приятнее, чем поступать справедливо, когда тем…

Нет ничего приятнее, чем поступать справедливо, когда тем самым причиняешь огорчение тому, кого ненавидишь.

Все это превосходно придумано и служит залогом сохранения нации. Какое счастье для народа – иметь двадцать пять герцогов, пять маркизов, семьдесят шесть графов, девять виконтов и шестьдесят одного барона, что составляет в совокупности сто семьдесят шесть пэров, из коих одних величают «ваша светлость», а других «ваше сиятельство». Велика, подумаешь, важность, если при этом кое-где и попадаются кое-какие лохмотья! Нельзя же требовать, чтобы всюду было одно лишь золото. Лохмотья так лохмотья! Зато рядом с ними – пурпур. Одно искупает другое. Велика важность, что на свете есть неимущие! Они служат строительным материалом для счастья богачей. Черт возьми! Наши лорды – наша слава.

Все это превосходно придумано и служит залогом сохранения…

Все это превосходно придумано и служит залогом сохранения нации. Какое счастье для народа – иметь двадцать пять герцогов, пять маркизов, семьдесят шесть графов, девять виконтов и шестьдесят одного барона, что составляет в совокупности сто семьдесят шесть пэров, из коих одних величают «ваша светлость», а других «ваше сиятельство». Велика, подумаешь, важность, если при этом кое-где и попадаются кое-какие лохмотья! Нельзя же требовать, чтобы всюду было одно лишь золото. Лохмотья так лохмотья! Зато рядом с ними – пурпур. Одно искупает другое. Велика важность, что на свете есть неимущие! Они служат строительным материалом для счастья богачей. Черт возьми! Наши лорды – наша слава.