Алисе это наскучило, и она уже собиралась уйти. Даже фразу приготовила на прощание: «Рассказ от начала до конца был необыкновенно интересен. Спасибо. До свиданья».

Алисе это наскучило, и она уже собиралась уйти.…

Алисе это наскучило, и она уже собиралась уйти. Даже фразу приготовила на прощание: «Рассказ от начала до конца был необыкновенно интересен. Спасибо. До свиданья».

Эта странная девочка просто обожала сама себя раздваивать, становиться двумя девочками одновременно.

Эта странная девочка просто обожала сама себя раздваивать,…

Эта странная девочка просто обожала сама себя раздваивать, становиться двумя девочками одновременно.

– Зачем мне всякие безумные, полоумные да сдвинутые? – возмутилась Алиса. – Что я, ненормальная?
– Конечно! – воскликнул Кот. – Как и мы все. Иначе ты сюда бы не попала!

– Зачем мне всякие безумные, полоумные да сдвинутые?…

– Зачем мне всякие безумные, полоумные да сдвинутые? – возмутилась Алиса. – Что я, ненормальная?
– Конечно! – воскликнул Кот. – Как и мы все. Иначе ты сюда бы не попала!

Потом-то Алиса удивлялась, как это она не удивилась, но ведь удивительный день ещё только начинался, и нет ничего удивительного, что Алиса ещё не начала удивляться.

Потом-то Алиса удивлялась, как это она не удивилась,…

Потом-то Алиса удивлялась, как это она не удивилась, но ведь удивительный день ещё только начинался, и нет ничего удивительного, что Алиса ещё не начала удивляться.

Образование мы получили отменное, потому что отменяли занятия чуть ли не каждый день.

Образование мы получили отменное, потому что отменяли занятия…

Образование мы получили отменное, потому что отменяли занятия чуть ли не каждый день.

Я это знаю точно, только неточно знаю, откуда это знаю.

Я это знаю точно, только неточно знаю, откуда…

Я это знаю точно, только неточно знаю, откуда это знаю.

Себе Алиса давала иногда неплохие советы. Жаль, что не всегда к ним прислушивалась.

Себе Алиса давала иногда неплохие советы. Жаль, что…

Себе Алиса давала иногда неплохие советы. Жаль, что не всегда к ним прислушивалась.

Как Алиса попала на Шахматную доску, стала Белой Пешкой и на одиннадцатом ходу превратилась в Королеву.

Как Алиса попала на Шахматную доску, стала Белой…

Как Алиса попала на Шахматную доску, стала Белой Пешкой и на одиннадцатом ходу превратилась в Королеву.

– Будьте любезны, в каком направлении мне идти?
– В известном тебе, – ответил Кот.
– Оно мне неизвестно.
– Значит, в неизвестном. Во всяком случае, известно, что в известное время ты окажешься та-ам или ту-ут, – мурлыкнул Кот.

– Будьте любезны, в каком направлении мне идти?–…

– Будьте любезны, в каком направлении мне идти?
– В известном тебе, – ответил Кот.
– Оно мне неизвестно.
– Значит, в неизвестном. Во всяком случае, известно, что в известное время ты окажешься та-ам или ту-ут, – мурлыкнул Кот.

… Пироги в Зазеркалье сначала раздают гостям, а потом уж режут.

… Пироги в Зазеркалье сначала раздают гостям, а…

… Пироги в Зазеркалье сначала раздают гостям, а потом уж режут.

Весь этот мир — шахматы (если только, конечно, это можно назвать миром). Это одна большая-пребольшая партия. Ой, как интересно! И как бы мне хотелось, чтобы меня приняли в эту игру! Я даже согласна быть Пешкой, только бы меня взяли… Хотя, конечно, больше всего мне бы хотелось быть Королевой!

Весь этот мир — шахматы (если только, конечно,…

Весь этот мир — шахматы (если только, конечно, это можно назвать миром). Это одна большая-пребольшая партия. Ой, как интересно! И как бы мне хотелось, чтобы меня приняли в эту игру! Я даже согласна быть Пешкой, только бы меня взяли… Хотя, конечно, больше всего мне бы хотелось быть Королевой!

– У нас, – сказала Алиса, с трудом переводя дух, – когда долго бежишь со всех ног, непременно попадешь в другое место.
– Какая медлительная страна! – сказала Королева.

– У нас, – сказала Алиса, с трудом…

– У нас, – сказала Алиса, с трудом переводя дух, – когда долго бежишь со всех ног, непременно попадешь в другое место.
– Какая медлительная страна! – сказала Королева.

Слышишь, как снег шуршит о стекла, Китти? Какой он пушистый и мягкий! Как он ласкается к окнам! Снег, верно, любит поля и деревья, раз он так нежен с ними! Он укрывает их белой периной, чтобы им было тепло и уютно, и говорит: «Спите, дорогие, спите, пока не наступит лето».

Слышишь, как снег шуршит о стекла, Китти? Какой…

Слышишь, как снег шуршит о стекла, Китти? Какой он пушистый и мягкий! Как он ласкается к окнам! Снег, верно, любит поля и деревья, раз он так нежен с ними! Он укрывает их белой периной, чтобы им было тепло и уютно, и говорит: «Спите, дорогие, спите, пока не наступит лето».

Некоторые слова очень вредные. Ни за что не поддаются! Особенно глаголы! Гонору в них слишком много! Прилагательные попроще – с ними делай, что хочешь. Но глаголы себе на уме! Впрочем, я с ними со всеми справляюсь. Световодозвуконепроницаемость! Вот что я говорю!

Некоторые слова очень вредные. Ни за что не…

Некоторые слова очень вредные. Ни за что не поддаются! Особенно глаголы! Гонору в них слишком много! Прилагательные попроще – с ними делай, что хочешь. Но глаголы себе на уме! Впрочем, я с ними со всеми справляюсь. Световодозвуконепроницаемость! Вот что я говорю!

– Я никогда ни с кем не советуюсь, расти мне или нет, – возмущенно сказала Алиса.
– Что, гордость не позволяет? – поинтересовался Шалтай.

– Я никогда ни с кем не советуюсь,…

– Я никогда ни с кем не советуюсь, расти мне или нет, – возмущенно сказала Алиса.
– Что, гордость не позволяет? – поинтересовался Шалтай.

– Я уже отчаялась…
– Отчаялась? – повторила она. – Разве ты пьешь чай, а не молоко? Не знаю, как это можно пить чай! Да еще утром!

– Я уже отчаялась…– Отчаялась? – повторила она.…

– Я уже отчаялась…
– Отчаялась? – повторила она. – Разве ты пьешь чай, а не молоко? Не знаю, как это можно пить чай! Да еще утром!

— Кого ТЫ встретил на дороге?
— Никого.
— Эта молодая особа тоже его видела.

— Кого ТЫ встретил на дороге?— Никого.— Эта…

— Кого ТЫ встретил на дороге?
— Никого.
— Эта молодая особа тоже его видела.

— Простите, но я не поняла: подарок на день нерожденья? Что это такое?
— Подарок, который тебе дарят не на день рожденья, конечно.
Алиса задумалась.
— Мне больше нравятся подарки на день рожденья, — сказала она наконец.
— А вот и зря! — вскричал Шалтай-Болтай. — Сколько в году дней?
— Триста шестьдесят пять.
— А сколько у тебя дней рожденья?
— Один.
— Триста шестьдесят пять минус один — сколько это будет?
— Триста шестьдесят четыре, конечно.
— … Значит, так: триста шестьдесят четыре дня в году ты можешь получать подарки на день нерожденья.
— Совершенно верно, — сказала Алиса.
— И только один раз на день рожденья!

— Простите, но я не поняла: подарок на…

— Простите, но я не поняла: подарок на день нерожденья? Что это такое?
— Подарок, который тебе дарят не на день рожденья, конечно.
Алиса задумалась.
— Мне больше нравятся подарки на день рожденья, — сказала она наконец.
— А вот и зря! — вскричал Шалтай-Болтай. — Сколько в году дней?
— Триста шестьдесят пять.
— А сколько у тебя дней рожденья?
— Один.
— Триста шестьдесят пять минус один — сколько это будет?
— Триста шестьдесят четыре, конечно.
— … Значит, так: триста шестьдесят четыре дня в году ты можешь получать подарки на день нерожденья.
— Совершенно верно, — сказала Алиса.
— И только один раз на день рожденья!