Вспомнил слова старика о страхе: «Есть лишь одна сила, которая его превосходит. Любовь». Слова успокаивали. Вот только как обрести любовь? Если искать ее намеренно, ни за что не найдешь. Так сказал У Май.

Вспомнил слова старика о страхе: «Есть лишь одна…

Вспомнил слова старика о страхе: «Есть лишь одна сила, которая его превосходит. Любовь». Слова успокаивали. Вот только как обрести любовь? Если искать ее намеренно, ни за что не найдешь. Так сказал У Май.

Смерть, как и рождение, — часть великого круговорота, из которого невозможно выйти. Бороться против законов природы глупо. Лучше принять их как данность, нежели страшиться.

Смерть, как и рождение, — часть великого круговорота,…

Смерть, как и рождение, — часть великого круговорота, из которого невозможно выйти. Бороться против законов природы глупо. Лучше принять их как данность, нежели страшиться.

Часто, сидя у монастырского очага рядом с учениками и взрослыми монахами, Тин Вин думал, что хорошо бы почувствовать свою принадлежность к их миру. Мечтал стать частью хоть какого-то общества, большого или малого… Однако единственным его ощущением была пустота, и почему это так, Тин не знал. Даже когда другие заговаривали с ним и хлопали по плечу, он оставался равнодушным. Казалось, молочно-белый туман заволок не только глаза, но и чувства.

Часто, сидя у монастырского очага рядом с учениками…

Часто, сидя у монастырского очага рядом с учениками и взрослыми монахами, Тин Вин думал, что хорошо бы почувствовать свою принадлежность к их миру. Мечтал стать частью хоть какого-то общества, большого или малого… Однако единственным его ощущением была пустота, и почему это так, Тин не знал. Даже когда другие заговаривали с ним и хлопали по плечу, он оставался равнодушным. Казалось, молочно-белый туман заволок не только глаза, но и чувства.

Ми Ми направляла его, как гребец — лодку. С каждым шагом, поворотом и обойденным препятствием Тин Вин чувствовал себя увереннее. Голос Ми Ми звучал возле его ушей, успокаивал. Тин, который не доверял даже собственным чувствам, теперь учился полагаться на её глаза.

Ми Ми направляла его, как гребец — лодку.…

Ми Ми направляла его, как гребец — лодку. С каждым шагом, поворотом и обойденным препятствием Тин Вин чувствовал себя увереннее. Голос Ми Ми звучал возле его ушей, успокаивал. Тин, который не доверял даже собственным чувствам, теперь учился полагаться на её глаза.

Он был уверен, что быстро отыщет Ми Ми. Узнает, где она, по ударам её сердца. Пойдёт на запах. Услышит её голос, даже если это будет всего лишь шёпот.

Он был уверен, что быстро отыщет Ми Ми.…

Он был уверен, что быстро отыщет Ми Ми. Узнает, где она, по ударам её сердца. Пойдёт на запах. Услышит её голос, даже если это будет всего лишь шёпот.

… Сквозь ручейки и реки звуков, сквозь шуршание, жужжание, потрескивание, поскрипывание, стрекотание и воркование до ушей Тина Вина долетало незнакомое постукивание. Медленное, ровное, спокойное. Сильное и в то же время нежное, оно, казалось, было источником всех остальных голосов мира… Шаг. Ещё шаг… Звук становился всё громче и отчётливее.
— Здесь кто-то есть?
— Да. У самых твоих ног, — ответил девчоночий голос. ..
— Кто ты, Как тебя зовут?
— Ми Ми.
— Ты слышишь звук, похожий на приглушённые шаги?
— Нет.
— Странно. Он где-то совсем рядом. … Я слышу его всё отчётливее. Он такой мягкий. Немножко похож на стук часов. Ты и сейчас его не слышишь?
— Нет.
… Тин Вин нагнулся к ней, чувствуя на лице её дыхание.
— Этот звук исходит от тебя. ..
Он подполз ближе, держа голову у самой груди Ми ми.
— Твоё сердце, — сказал Тин Вин, садясь рядом с ней на пол. — Всё это время я слышал, как оно бьётся.
— … И как тебе звук моего сердца?
— Удивительный. Ничего красивее я не слышал. Он похож на… — Тин Вин замялся подыскивая слова. — Даже не могу сказать на что. Он… необыкновенный.

… Сквозь ручейки и реки звуков, сквозь шуршание,…

… Сквозь ручейки и реки звуков, сквозь шуршание, жужжание, потрескивание, поскрипывание, стрекотание и воркование до ушей Тина Вина долетало незнакомое постукивание. Медленное, ровное, спокойное. Сильное и в то же время нежное, оно, казалось, было источником всех остальных голосов мира… Шаг. Ещё шаг… Звук становился всё громче и отчётливее.
— Здесь кто-то есть?
— Да. У самых твоих ног, — ответил девчоночий голос. ..
— Кто ты, Как тебя зовут?
— Ми Ми.
— Ты слышишь звук, похожий на приглушённые шаги?
— Нет.
— Странно. Он где-то совсем рядом. … Я слышу его всё отчётливее. Он такой мягкий. Немножко похож на стук часов. Ты и сейчас его не слышишь?
— Нет.
… Тин Вин нагнулся к ней, чувствуя на лице её дыхание.
— Этот звук исходит от тебя. ..
Он подполз ближе, держа голову у самой груди Ми ми.
— Твоё сердце, — сказал Тин Вин, садясь рядом с ней на пол. — Всё это время я слышал, как оно бьётся.
— … И как тебе звук моего сердца?
— Удивительный. Ничего красивее я не слышал. Он похож на… — Тин Вин замялся подыскивая слова. — Даже не могу сказать на что. Он… необыкновенный.

— А правда, что гусеницы превращаются в бабочек? — вдруг, спросил мальчик.
— Да.
— Тогда в кого превращаемся мы?

— А правда, что гусеницы превращаются в бабочек?…

— А правда, что гусеницы превращаются в бабочек? — вдруг, спросил мальчик.
— Да.
— Тогда в кого превращаемся мы?

— Мне было очень одиноко без тебя, — прошептала Ми Ми.
— Но я же никуда не исчезал. Просто решил немного посидеть на камне.
— Мне вдруг стало грустно. Захотелось, чтобы ты был рядом.
— Но почему тебе стало грустно?
— Потому что я не могла дотянуться до тебя. — ответила Ми Ми, изумляясь своим словам.

— Мне было очень одиноко без тебя, —…

— Мне было очень одиноко без тебя, — прошептала Ми Ми.
— Но я же никуда не исчезал. Просто решил немного посидеть на камне.
— Мне вдруг стало грустно. Захотелось, чтобы ты был рядом.
— Но почему тебе стало грустно?
— Потому что я не могла дотянуться до тебя. — ответила Ми Ми, изумляясь своим словам.

Мелодия сердца — звук, который Тин всегда воспринимал с величайшим почтением. Особенно когда речь шла о Ми Ми. Сейчас сердце девушки билось всего в нескольких дюймах от его уха. Тину казалось, что он смотрит сквозь щелочку в глубины её мира, где главным звуком были эти удары. Удивительно красивые и ни с чем не сравнимые.

Мелодия сердца — звук, который Тин всегда воспринимал…

Мелодия сердца — звук, который Тин всегда воспринимал с величайшим почтением. Особенно когда речь шла о Ми Ми. Сейчас сердце девушки билось всего в нескольких дюймах от его уха. Тину казалось, что он смотрит сквозь щелочку в глубины её мира, где главным звуком были эти удары. Удивительно красивые и ни с чем не сравнимые.

С появлением Ми Ми всё изменилось. Внутреннее оцепенение начало таять. Её присутствие придавало уверенности. Её глаза смотрели за них обоих. Тин Вин ни разу не усомнился в искренности Ми Ми, когда она говорила, куда нужно свернуть, или объясняла, как выглядит место, в котором они находятся. С её помощью он перестал ощущать себя чужаком в собственной жизни. Эта девочка делала его частью улицы, рынка, окрестных холмов или любого другого уголка. Благодаря Ми Ми Тин Вин перестал воспринимать мир как нечто враждебное ему. Он впервые повернулся к жизни лицом.

С появлением Ми Ми всё изменилось. Внутреннее оцепенение…

С появлением Ми Ми всё изменилось. Внутреннее оцепенение начало таять. Её присутствие придавало уверенности. Её глаза смотрели за них обоих. Тин Вин ни разу не усомнился в искренности Ми Ми, когда она говорила, куда нужно свернуть, или объясняла, как выглядит место, в котором они находятся. С её помощью он перестал ощущать себя чужаком в собственной жизни. Эта девочка делала его частью улицы, рынка, окрестных холмов или любого другого уголка. Благодаря Ми Ми Тин Вин перестал воспринимать мир как нечто враждебное ему. Он впервые повернулся к жизни лицом.