В любви все идет своим чередом, и любая попытка ускорить события обречена на неудачу. Если кому-то это и удается, то несомненно высокой ценой.

В любви все идет своим чередом, и любая…

В любви все идет своим чередом, и любая попытка ускорить события обречена на неудачу. Если кому-то это и удается, то несомненно высокой ценой.

Писанина действительно помогает. Одиноким и тем, кто боится. Тем, кто не хочет забывать и каждое утро впадать в отчаяние. В ней заключена поистине магическая сила, и мне ничего не нужно, чтобы ее пробудить, кроме карандаша и ластика бумаги. Да, и еще точилки, это ты правильно заметил.

Писанина действительно помогает. Одиноким и тем, кто боится.…

Писанина действительно помогает. Одиноким и тем, кто боится. Тем, кто не хочет забывать и каждое утро впадать в отчаяние. В ней заключена поистине магическая сила, и мне ничего не нужно, чтобы ее пробудить, кроме карандаша и ластика бумаги. Да, и еще точилки, это ты правильно заметил.

Ты не сможешь открыть глаза на правду тому, кто не хочет ее видеть.

Ты не сможешь открыть глаза на правду тому,…

Ты не сможешь открыть глаза на правду тому, кто не хочет ее видеть.

— Пол, прощают не умом, а сердцем.
Он улыбнулся:
— Но и сердцу нужно время.
— Да, сердцу особенно.

— Пол, прощают не умом, а сердцем.Он улыбнулся:—…

— Пол, прощают не умом, а сердцем.
Он улыбнулся:
— Но и сердцу нужно время.
— Да, сердцу особенно.

— Ты сводишь меня с ума, — прошептала она.
— Давай любоваться свечами, иначе они сгорят без нас.

— Ты сводишь меня с ума, — прошептала…

— Ты сводишь меня с ума, — прошептала она.
— Давай любоваться свечами, иначе они сгорят без нас.

Я люблю его и надеюсь, что это взаимно. Мы, конечно, можем ошибаться относительно своих чувств, но я вам так скажу… Настоящая любовь существует уже до первой встречи, она не имеет начала. Такого человека просто узнаешь сразу…

Я люблю его и надеюсь, что это взаимно.…

Я люблю его и надеюсь, что это взаимно. Мы, конечно, можем ошибаться относительно своих чувств, но я вам так скажу… Настоящая любовь существует уже до первой встречи, она не имеет начала. Такого человека просто узнаешь сразу…

Любовный голод.
Понятия «голод» и «любовь» все еще плохо сочетались в его сознании. Любовь воспринималась им как изобилие, полнота жизни. Голод же, напротив, означал недостаток, нужду. С голодом следует бороться любой ценой. Голод не знает ничего, кроме себя, а любовь обращена к миру. Голодный человек слаб, любящий — всесилен. Если у любви и есть что-то общее с голодом, то только то, что и то и другое невозможно утолить.

Любовный голод.Понятия «голод» и «любовь» все еще плохо…

Любовный голод.
Понятия «голод» и «любовь» все еще плохо сочетались в его сознании. Любовь воспринималась им как изобилие, полнота жизни. Голод же, напротив, означал недостаток, нужду. С голодом следует бороться любой ценой. Голод не знает ничего, кроме себя, а любовь обращена к миру. Голодный человек слаб, любящий — всесилен. Если у любви и есть что-то общее с голодом, то только то, что и то и другое невозможно утолить.

В любви, от рассвета и до заката и снова до рассвета.

В любви, от рассвета и до заката и…

В любви, от рассвета и до заката и снова до рассвета.

Один день хаоса перечеркивает тысячу дней порядка.

Один день хаоса перечеркивает тысячу дней порядка.

Один день хаоса перечеркивает тысячу дней порядка.

Благодушие по отношению к природе всегда чревато предательством оной.

Благодушие по отношению к природе всегда чревато предательством…

Благодушие по отношению к природе всегда чревато предательством оной.

Бег давал возможность наблюдать за окружающим миром, не позволяя ему следить за мной.

Бег давал возможность наблюдать за окружающим миром, не…

Бег давал возможность наблюдать за окружающим миром, не позволяя ему следить за мной.

Время — лучший лекарь, но не каждую душевную рану оно способно исцелить. Время может лишь уменьшить боль, сделав ее переносимой.

Время — лучший лекарь, но не каждую душевную…

Время — лучший лекарь, но не каждую душевную рану оно способно исцелить. Время может лишь уменьшить боль, сделав ее переносимой.

Но у отстраненности была и опасная сторона. Су Кьи видела тех, кто стал узником собственных страданий, построив из них неприступную крепость. Некоторые проводили в таких цитаделях всю жизнь.

Но у отстраненности была и опасная сторона. Су…

Но у отстраненности была и опасная сторона. Су Кьи видела тех, кто стал узником собственных страданий, построив из них неприступную крепость. Некоторые проводили в таких цитаделях всю жизнь.

… эти потери лишь подтверждали уверенность Су Кьи, что у судьбы дрянной характер. Такова данность, с которой нужно считаться, если любишь жизнь.

… эти потери лишь подтверждали уверенность Су Кьи,…

… эти потери лишь подтверждали уверенность Су Кьи, что у судьбы дрянной характер. Такова данность, с которой нужно считаться, если любишь жизнь.

Прийти в себя означает преодолеть, оставить позади и идти дальше. Как вы думаете: мы оставляем наших умерших позади? Я думаю, мы берем их с собой. Они сопровождают нас, оставаясь рядом, хотя и в другой форме. Нам нужно принять их смерть и смириться с их новым обликом.

Прийти в себя означает преодолеть, оставить позади и…

Прийти в себя означает преодолеть, оставить позади и идти дальше. Как вы думаете: мы оставляем наших умерших позади? Я думаю, мы берем их с собой. Они сопровождают нас, оставаясь рядом, хотя и в другой форме. Нам нужно принять их смерть и смириться с их новым обликом.

Так ли уж важно повидать мир? В каждом городе и деревне, в каждом особняке и лачуге вы найдете весь спектр человеческих эмоций: любовь и ненависть, страх и ревность, зависть и радость. Их не надо искать далеко. Достаточно оглянуться вокруг.

Так ли уж важно повидать мир? В каждом…

Так ли уж важно повидать мир? В каждом городе и деревне, в каждом особняке и лачуге вы найдете весь спектр человеческих эмоций: любовь и ненависть, страх и ревность, зависть и радость. Их не надо искать далеко. Достаточно оглянуться вокруг.

У Ба глотнул остывшего чая.
— Я часто задавался вопросом: что было источником ее лучезарной красоты? Ведь не величина носа, не оттенок кожи и не форма губ и глаз делают человека красивым или уродливым. Тогда что? Может, вы, как женщина, ответите мне?
Я покачала головой.
— Тогда я сам скажу. Я нашел ответ: любовь. Это она преображает нас. Видели ли вы хоть одного человека, который любит и любим по-настоящему и при этом уродлив? Не ломайте голову над ответом. Таких людей попросту нет.

У Ба глотнул остывшего чая.— Я часто задавался…

У Ба глотнул остывшего чая.
— Я часто задавался вопросом: что было источником ее лучезарной красоты? Ведь не величина носа, не оттенок кожи и не форма губ и глаз делают человека красивым или уродливым. Тогда что? Может, вы, как женщина, ответите мне?
Я покачала головой.
— Тогда я сам скажу. Я нашел ответ: любовь. Это она преображает нас. Видели ли вы хоть одного человека, который любит и любим по-настоящему и при этом уродлив? Не ломайте голову над ответом. Таких людей попросту нет.

— Что может быть драгоценнее зрения? — риторически спросил перед операцией доктор Маккрей и сам себе ответил: — Ничего. Увидеть — значит поверить.

— Что может быть драгоценнее зрения? — риторически…

— Что может быть драгоценнее зрения? — риторически спросил перед операцией доктор Маккрей и сам себе ответил: — Ничего. Увидеть — значит поверить.

Даже имея зоркие глаза, мы видим лишь то, что уже знаем. Других людей воспринимаем не такими, какие они есть, а такими, какими нам хочется их видеть. Заслоняем настоящего человека нарисованной картинкой. И любовью называем лишь те проявления, которые соответствуют нашим о ней представлениям. Мы стремимся установить правила и требуем, чтобы нас любили в соответствии с ними. Словом, признаем любовь только в том наряде, который сшили ей сами. Все прочие отвергаем. Они вызывают у нас сомнения и подозрения. Мы превратно понимаем чью-то искренность, в самых простых словах ищем скрытый смысл. Неудивительно, что мы начинаем упрекать другого человека. Утверждаем, что он вовсе нас не любит. А он любит, только по-своему, но мы этого не замечаем и не пытаемся узреть.

Даже имея зоркие глаза, мы видим лишь то,…

Даже имея зоркие глаза, мы видим лишь то, что уже знаем. Других людей воспринимаем не такими, какие они есть, а такими, какими нам хочется их видеть. Заслоняем настоящего человека нарисованной картинкой. И любовью называем лишь те проявления, которые соответствуют нашим о ней представлениям. Мы стремимся установить правила и требуем, чтобы нас любили в соответствии с ними. Словом, признаем любовь только в том наряде, который сшили ей сами. Все прочие отвергаем. Они вызывают у нас сомнения и подозрения. Мы превратно понимаем чью-то искренность, в самых простых словах ищем скрытый смысл. Неудивительно, что мы начинаем упрекать другого человека. Утверждаем, что он вовсе нас не любит. А он любит, только по-своему, но мы этого не замечаем и не пытаемся узреть.