Счастье — главная проблема в жизни. Кто-то счастлив, а кто-то не может быть счастливым. Большинство людей, конечно, пребывает где-то посредине.

Счастье — главная проблема в жизни. Кто-то счастлив,…

Счастье — главная проблема в жизни. Кто-то счастлив, а кто-то не может быть счастливым. Большинство людей, конечно, пребывает где-то посредине.

… народы, которые не в состоянии быть самими собой, цивилизации, подражающие другим, нации, довольствующиеся историей других, обречены на крах, вымирание, забвение.

… народы, которые не в состоянии быть самими…

… народы, которые не в состоянии быть самими собой, цивилизации, подражающие другим, нации, довольствующиеся историей других, обречены на крах, вымирание, забвение.

И знаете, я не могу сказать, что теперь, встретившись со смертью, понял, что деньги в жизни совершенно не важны. Даже мертвый человек знает, как важны деньги.

И знаете, я не могу сказать, что теперь,…

И знаете, я не могу сказать, что теперь, встретившись со смертью, понял, что деньги в жизни совершенно не важны. Даже мертвый человек знает, как важны деньги.

Любовь — это болезнь, — сказал ученый человек. — И женитьба — единственное лекарство. Но это лекарство подобно страшно горькому хинину, и тебе придется принимать его всю оставшуюся жизнь, даже после того, как жар прошел.

Любовь — это болезнь, — сказал ученый человек.…

Любовь — это болезнь, — сказал ученый человек. — И женитьба — единственное лекарство. Но это лекарство подобно страшно горькому хинину, и тебе придется принимать его всю оставшуюся жизнь, даже после того, как жар прошел.

Ложь — во рту, кровь — в жилах, а девушку, которая хочет сбежать, не удержишь.

Ложь — во рту, кровь — в жилах,…

Ложь — во рту, кровь — в жилах, а девушку, которая хочет сбежать, не удержишь.

Умереть — всё равно что внезапно забраться под одеяло. Словно сказать: пусть всё будет как будет, я хочу уйти.

Умереть — всё равно что внезапно забраться под…

Умереть — всё равно что внезапно забраться под одеяло. Словно сказать: пусть всё будет как будет, я хочу уйти.

В жизни так много всего, так много может произойти, а я все время чего-то жду. То, чего я хочу, происходит, но будто бы очень медленно, и когда случается, то совсем не так, как я думал и как ожидал. Так мне кажется.

В жизни так много всего, так много может…

В жизни так много всего, так много может произойти, а я все время чего-то жду. То, чего я хочу, происходит, но будто бы очень медленно, и когда случается, то совсем не так, как я думал и как ожидал. Так мне кажется.

Гораздо позднее, здесь, лежа в своей кровати, я поняла: когда путешествие на повозке, что зовется жизнью, закончится, ты не сможешь еще раз отправиться в него, но, если у тебя в руках есть книга, какой бы сложной и запутанной она ни была, ты всегда можешь вернуться в начало, когда она закончится, чтобы понять жизнь и то, что ты понять не смог. И тогда ты еще раз прочитаешь уже оконченную книгу.

Гораздо позднее, здесь, лежа в своей кровати, я…

Гораздо позднее, здесь, лежа в своей кровати, я поняла: когда путешествие на повозке, что зовется жизнью, закончится, ты не сможешь еще раз отправиться в него, но, если у тебя в руках есть книга, какой бы сложной и запутанной она ни была, ты всегда можешь вернуться в начало, когда она закончится, чтобы понять жизнь и то, что ты понять не смог. И тогда ты еще раз прочитаешь уже оконченную книгу.

Я обнял её и сказал: милая, давай останемся здесь, в этой прекрасной комнате, которой мы будем дорожить. Смотри: стол, часы, лампа, окно. Утром мы будем вставать и любоваться шелковицей… Вот подоконник, ножка стола, фитиль лампы. Свет и запах. Мир такой простой!… Жить — значит обнять тебя.

Я обнял её и сказал: милая, давай останемся…

Я обнял её и сказал: милая, давай останемся здесь, в этой прекрасной комнате, которой мы будем дорожить. Смотри: стол, часы, лампа, окно. Утром мы будем вставать и любоваться шелковицей… Вот подоконник, ножка стола, фитиль лампы. Свет и запах. Мир такой простой!… Жить — значит обнять тебя.

Мы всегда отдаём тому, кого любим, самое дорогое, то, над чем трясёмся, и отдаём лишь потому, что крепко любим, ничего не ожидая взамен.

Мы всегда отдаём тому, кого любим, самое дорогое,…

Мы всегда отдаём тому, кого любим, самое дорогое, то, над чем трясёмся, и отдаём лишь потому, что крепко любим, ничего не ожидая взамен.

На какой-то миг показалось, что земля избавилась от времени и силы притяжения, а мы стряхнули угрызения совести, освободились от раскаяния, боязни возмездия и сознания греха.

На какой-то миг показалось, что земля избавилась от…

На какой-то миг показалось, что земля избавилась от времени и силы притяжения, а мы стряхнули угрызения совести, освободились от раскаяния, боязни возмездия и сознания греха.

Самая лучшая похвала художнику — сказать, что его работы вызывают желание взяться за кисть.

Самая лучшая похвала художнику — сказать, что его…

Самая лучшая похвала художнику — сказать, что его работы вызывают желание взяться за кисть.

Когда людям… за вас стыдно, они именно так себя и ведут — избегают смотреть вам в глаза.

Когда людям… за вас стыдно, они именно так…

Когда людям… за вас стыдно, они именно так себя и ведут — избегают смотреть вам в глаза.

Собаки разговаривают, но только с теми, кто умеет слушать.

Собаки разговаривают, но только с теми, кто умеет…

Собаки разговаривают, но только с теми, кто умеет слушать.

Я много ездил, много повидал: пока только европейцы гордятся собой, большая часть мира себя стесняется.

Я много ездил, много повидал: пока только европейцы…

Я много ездил, много повидал: пока только европейцы гордятся собой, большая часть мира себя стесняется.

Друзей по работе не следует считать друзьями в жизни.

Друзей по работе не следует считать друзьями в…

Друзей по работе не следует считать друзьями в жизни.

Я, следуя примеру большинства турецких мужчин из моего мира, оказавшихся в подобном положении, вместо того чтобы пытаться понять, о чем мечтает любимая женщина, о чем она думает, сам мечтал о ней.

Я, следуя примеру большинства турецких мужчин из моего…

Я, следуя примеру большинства турецких мужчин из моего мира, оказавшихся в подобном положении, вместо того чтобы пытаться понять, о чем мечтает любимая женщина, о чем она думает, сам мечтал о ней.

Любимую женщину нужно ценить вовремя… пока не стало слишком поздно.

Любимую женщину нужно ценить вовремя… пока не стало…

Любимую женщину нужно ценить вовремя… пока не стало слишком поздно.

Большинство людей всю жизнь не искренне переживают какие-то чувства, а постоянно играют в ограниченном пространстве для узкого круга зрителей спектакль из вынужденных и обязательных предписаний, ограничений и верований.

Большинство людей всю жизнь не искренне переживают какие-то…

Большинство людей всю жизнь не искренне переживают какие-то чувства, а постоянно играют в ограниченном пространстве для узкого круга зрителей спектакль из вынужденных и обязательных предписаний, ограничений и верований.