— Возможно, необязательно быть чародеем, чтобы обладать магической силой.
Я заправил локон за ее красивое ушко.
— Возможно, нужно лишь влюбиться в кого-то.
Она взглянула мне в глаза, и целый мир исчез. Остались только мы. Словно мир и состоял лишь из нас. Никакой магии для этого не требовалось. Просто счастье смешалось с печалью. Так случалось всегда, когда я находился рядом с ней.

— Возможно, необязательно быть чародеем, чтобы обладать магической…

— Возможно, необязательно быть чародеем, чтобы обладать магической силой.
Я заправил локон за ее красивое ушко.
— Возможно, нужно лишь влюбиться в кого-то.
Она взглянула мне в глаза, и целый мир исчез. Остались только мы. Словно мир и состоял лишь из нас. Никакой магии для этого не требовалось. Просто счастье смешалось с печалью. Так случалось всегда, когда я находился рядом с ней.

— Да, они такие! Они ненавидят тебя! Они ненавидят всех! Уота и меня!
Я склонился к ней и неуклюже обнял ее за талию.
— Я бы больше взволновался, если бы они вдруг полюбили тебя.

— Да, они такие! Они ненавидят тебя! Они…

— Да, они такие! Они ненавидят тебя! Они ненавидят всех! Уота и меня!
Я склонился к ней и неуклюже обнял ее за талию.
— Я бы больше взволновался, если бы они вдруг полюбили тебя.

В старых книгах чувствовался запах времени.

В старых книгах чувствовался запах времени.

В старых книгах чувствовался запах времени.

Человек не может спрыгнуть с обрыва, если он уже падает в другую пропасть — в более глубокую, даже бездонную.

Человек не может спрыгнуть с обрыва, если он…

Человек не может спрыгнуть с обрыва, если он уже падает в другую пропасть — в более глубокую, даже бездонную.

Не отталкивай меня, пожалуйста. Мне очень тяжело терять людей, которых я люблю.

Не отталкивай меня, пожалуйста. Мне очень тяжело терять…

Не отталкивай меня, пожалуйста. Мне очень тяжело терять людей, которых я люблю.

Представьте себе мир без библиотек. У нас тогда бы не было ни прошлого, ни будущего. Так сказал Рэй Брэдбери.

Представьте себе мир без библиотек. У нас тогда…

Представьте себе мир без библиотек. У нас тогда бы не было ни прошлого, ни будущего. Так сказал Рэй Брэдбери.

Вот как кончается мир — шепотом, а не грохотом взрывов.

Вот как кончается мир — шепотом, а не…

Вот как кончается мир — шепотом, а не грохотом взрывов.

Она изменила всю мою жизнь. Как описать это чувство? Когда я открывал глаза и видел ее перед собой, меня переполняло счастье. Какими мы были счастливыми…

Она изменила всю мою жизнь. Как описать это…

Она изменила всю мою жизнь. Как описать это чувство? Когда я открывал глаза и видел ее перед собой, меня переполняло счастье. Какими мы были счастливыми…

Вот в чем ошибка. Ты просто этого не видишь. Есть много вещей, которые мы не хотим видеть. Но это не значит, что они не существуют, даже если мы мечтаем, чтобы их не существовало.

Вот в чем ошибка. Ты просто этого не…

Вот в чем ошибка. Ты просто этого не видишь. Есть много вещей, которые мы не хотим видеть. Но это не значит, что они не существуют, даже если мы мечтаем, чтобы их не существовало.

Чем больше она убегала от меня, тем сильнее мне хотелось следовать за ней.

Чем больше она убегала от меня, тем сильнее…

Чем больше она убегала от меня, тем сильнее мне хотелось следовать за ней.

Однажды ты проковыряешь дырку в небесах, и Вселенная рухнет на землю.

Однажды ты проковыряешь дырку в небесах, и Вселенная…

Однажды ты проковыряешь дырку в небесах, и Вселенная рухнет на землю.

Раскрыв свои тайны ветру, не удивляйся потом, что о них узнали деревья.

Раскрыв свои тайны ветру, не удивляйся потом, что…

Раскрыв свои тайны ветру, не удивляйся потом, что о них узнали деревья.

Драгоценности творят чудеса! Поверьте мне на слово. И, конечно, любовь. И возможно, надвигающаясь опасность.

Драгоценности творят чудеса! Поверьте мне на слово. И,…

Драгоценности творят чудеса! Поверьте мне на слово. И, конечно, любовь. И возможно, надвигающаясь опасность.

А я просто хотел знать. Это всегда было моей проблемой.

А я просто хотел знать. Это всегда было…

А я просто хотел знать. Это всегда было моей проблемой.

В один прекрасный день ты проделаешь дыру в небе, и вселенная в нее провалится. Тогда у нас у всех будут неприятности.

В один прекрасный день ты проделаешь дыру в…

В один прекрасный день ты проделаешь дыру в небе, и вселенная в нее провалится. Тогда у нас у всех будут неприятности.

Малоизвестный факт обо мне — я постоянно читаю. Книги были тем единственным, что отдаляло меня от Гатлина, хоть и на короткое время. У меня в комнате на стене висела карта, и каждый раз, когда я читал о каком-то месте, куда хотел бы поехать, я помечал это место на карте. Нью-Йорк из «Над пропастью во ржи». «В диких условиях» привели меня на Аляску. Когда я читал «В дороге» я добавил Чикаго, Денвер, Лос-Анжелес и Мехико. Керуак вообще-то мог завести вас куда угодно.

Малоизвестный факт обо мне — я постоянно читаю.…

Малоизвестный факт обо мне — я постоянно читаю. Книги были тем единственным, что отдаляло меня от Гатлина, хоть и на короткое время. У меня в комнате на стене висела карта, и каждый раз, когда я читал о каком-то месте, куда хотел бы поехать, я помечал это место на карте. Нью-Йорк из «Над пропастью во ржи». «В диких условиях» привели меня на Аляску. Когда я читал «В дороге» я добавил Чикаго, Денвер, Лос-Анжелес и Мехико. Керуак вообще-то мог завести вас куда угодно.

Я не хотел прожить всю свою жизнь, как проживал ее мой отец — жить в одном и том же доме, в том же маленьком городе, в котором вырос, с теми же самыми людьми, которые никогда не мечтали уехать отсюда.

Я не хотел прожить всю свою жизнь, как…

Я не хотел прожить всю свою жизнь, как проживал ее мой отец — жить в одном и том же доме, в том же маленьком городе, в котором вырос, с теми же самыми людьми, которые никогда не мечтали уехать отсюда.

Я не мог отпустить ее. Не мог потерять ее. Как будто я был влюблен в нее, хотя понятия не имел, кто она. Вроде как любовь до первого взгляда.

Я не мог отпустить ее. Не мог потерять…

Я не мог отпустить ее. Не мог потерять ее. Как будто я был влюблен в нее, хотя понятия не имел, кто она. Вроде как любовь до первого взгляда.