Исключения, вы знаете, только подтверждают правило.

Исключения, вы знаете, только подтверждают правило.

Исключения, вы знаете, только подтверждают правило.

Я придерживаюсь отрицательного направления — в силу ощущения. Мне приятно отрицать, мой мозг так устроен — и баста! Отчего мне нравится химия? Отчего ты любишь яблоки? — тоже в силу ощущения. Это все едино.

Я придерживаюсь отрицательного направления — в силу ощущения.…

Я придерживаюсь отрицательного направления — в силу ощущения. Мне приятно отрицать, мой мозг так устроен — и баста! Отчего мне нравится химия? Отчего ты любишь яблоки? — тоже в силу ощущения. Это все едино.

— Разве я не могу любить? — промолвила она.
— Едва ли! Только я напрасно назвал это несчастьем. Напротив, тот скорее достоин сожаления, с кем эта штука случается.
— Случается что?
— Полюбить.
— А вы почём знаете?
— Понаслышке.

— Разве я не могу любить? — промолвила…

— Разве я не могу любить? — промолвила она.
— Едва ли! Только я напрасно назвал это несчастьем. Напротив, тот скорее достоин сожаления, с кем эта штука случается.
— Случается что?
— Полюбить.
— А вы почём знаете?
— Понаслышке.

Горе сердцу, не любившему смолоду!

Горе сердцу, не любившему смолоду!

Горе сердцу, не любившему смолоду!

Ну, да ведь известно: у баб слезы-то некупленные. Бабьи слезы та же вода…

Ну, да ведь известно: у баб слезы-то некупленные.…

Ну, да ведь известно: у баб слезы-то некупленные. Бабьи слезы та же вода…

Помилуйте: вам глупая женщина скажет что-нибудь глупое, а вы это снести не можете? Как же вы жить-то будете? Весь свет на глупых людях стоит.

Помилуйте: вам глупая женщина скажет что-нибудь глупое, а…

Помилуйте: вам глупая женщина скажет что-нибудь глупое, а вы это снести не можете? Как же вы жить-то будете? Весь свет на глупых людях стоит.

Любовь на всякий возраст имеет свои страданья.

Любовь на всякий возраст имеет свои страданья.

Любовь на всякий возраст имеет свои страданья.

За правду одни дураки сердятся.

За правду одни дураки сердятся.

За правду одни дураки сердятся.

Умоляю вас, не выходите замуж без любви, по чувству долга, отреченья, что ли… Это то же безверие, тот же расчет — и еще худший.

Умоляю вас, не выходите замуж без любви, по…

Умоляю вас, не выходите замуж без любви, по чувству долга, отреченья, что ли… Это то же безверие, тот же расчет — и еще худший.

… да и женился он по любви, а из этих из любовных свадеб ничего путного никогда не выходит.

… да и женился он по любви, а…

… да и женился он по любви, а из этих из любовных свадеб ничего путного никогда не выходит.

О, это мление скуки — гибель русских людей!

О, это мление скуки — гибель русских людей!

О, это мление скуки — гибель русских людей!

… близкого человека только тогда и поймешь вполне, когда с ним расстанешься.

… близкого человека только тогда и поймешь вполне,…

… близкого человека только тогда и поймешь вполне, когда с ним расстанешься.

В тихом омуте… ты знаешь! Ты говоришь, она холодна. В этом-то самый вкус и есть. Ведь ты любишь мороженое?

В тихом омуте… ты знаешь! Ты говоришь, она…

В тихом омуте… ты знаешь! Ты говоришь, она холодна. В этом-то самый вкус и есть. Ведь ты любишь мороженое?

Молодых людей должно в строгом повиновении держать, а то они, пожалуй, от всякой юбки с ума сходят. Ибо молодые люди глупы.

Молодых людей должно в строгом повиновении держать, а…

Молодых людей должно в строгом повиновении держать, а то они, пожалуй, от всякой юбки с ума сходят. Ибо молодые люди глупы.

В людях, которых сильно и постоянно занимает одна мысль или одна страсть, заметно что-то общее, какое-то внешнее сходство в обращенье, как бы ни были, впрочем, различны их качества, способности, положение в свете и воспитание.

В людях, которых сильно и постоянно занимает одна…

В людях, которых сильно и постоянно занимает одна мысль или одна страсть, заметно что-то общее, какое-то внешнее сходство в обращенье, как бы ни были, впрочем, различны их качества, способности, положение в свете и воспитание.

… и уж тут свободно потекли молодые наши речи, то горячие, то задумчивые, то восторженные, но почти всегда неясные речи, в которых так охотно разливается русский человек.

… и уж тут свободно потекли молодые наши…

… и уж тут свободно потекли молодые наши речи, то горячие, то задумчивые, то восторженные, но почти всегда неясные речи, в которых так охотно разливается русский человек.

Она сложена, как маленькая рафаэлевская Галатея в Фарнезине.

Она сложена, как маленькая рафаэлевская Галатея в Фарнезине.

Она сложена, как маленькая рафаэлевская Галатея в Фарнезине.

Быть художником… Без горького, постоянного труда не бывает художников…

Быть художником… Без горького, постоянного труда не бывает…

Быть художником… Без горького, постоянного труда не бывает художников…

Ни одни глаза не заменили мне тех, когда-то с любовию устремленных на меня глаз, ни на чье сердце, припавшее к моей груди, не отвечало мое сердце таким радостным и сладким замиранием!

Ни одни глаза не заменили мне тех, когда-то…

Ни одни глаза не заменили мне тех, когда-то с любовию устремленных на меня глаз, ни на чье сердце, припавшее к моей груди, не отвечало мое сердце таким радостным и сладким замиранием!

И вот, когда она раскрылась, наконец, передо мною, каким пленительным светом озарился ее образ, как он был нов для меня, какие тайные обаяния стыдливо в нем сквозили…

И вот, когда она раскрылась, наконец, передо мною,…

И вот, когда она раскрылась, наконец, передо мною, каким пленительным светом озарился ее образ, как он был нов для меня, какие тайные обаяния стыдливо в нем сквозили…