… не попробуешь — потом всю жизнь будешь жалеть.

… не попробуешь — потом всю жизнь будешь…

… не попробуешь — потом всю жизнь будешь жалеть.

Жизнь слишком коротка для сожалений.

Жизнь слишком коротка для сожалений.

Жизнь слишком коротка для сожалений.

… об успешности человека можно судить не обязательно по его достижениям, но и по тому, что ему пришлось преодолеть.

… об успешности человека можно судить не обязательно…

… об успешности человека можно судить не обязательно по его достижениям, но и по тому, что ему пришлось преодолеть.

… жизнь слишком коротка для тоски и цинизма.

… жизнь слишком коротка для тоски и цинизма.

… жизнь слишком коротка для тоски и цинизма.

Чарльз и Мэгги поженились и теперь очень счастливы. Как удобно устроен мир. Как раз когда у нее начали появляться морщины, у Чарльза стало слабеть зрение. Но для Чарльза Мэгги не постарела ни на миг. Он всегда будет смотреть на неё и видеть красивую девушку в белом платье.

Чарльз и Мэгги поженились и теперь очень счастливы.…

Чарльз и Мэгги поженились и теперь очень счастливы. Как удобно устроен мир. Как раз когда у нее начали появляться морщины, у Чарльза стало слабеть зрение. Но для Чарльза Мэгги не постарела ни на миг. Он всегда будет смотреть на неё и видеть красивую девушку в белом платье.

Всегда интересно, на что хватит смелости в лихой час.

Всегда интересно, на что хватит смелости в лихой…

Всегда интересно, на что хватит смелости в лихой час.

… какой жестокий фокус — смерть. Вот человек есть, живой, разговаривает, а вот — але-оп! — исчезает у тебя на глазах. Смерть по-прежнему оставалась великой загадкой, вопросом, на который никто не в силах ответить.

… какой жестокий фокус — смерть. Вот человек…

… какой жестокий фокус — смерть. Вот человек есть, живой, разговаривает, а вот — але-оп! — исчезает у тебя на глазах. Смерть по-прежнему оставалась великой загадкой, вопросом, на который никто не в силах ответить.

Забравшись в лодку, Освальд поискал глазами спасательный жилет, но ничего похожего не обнаружил. А когда спросил про жилет у Клода, тот глянул с таким выражением, будто Освальд издевался над ним.
— Спасательный жилет?
— Ну да. Стыдно признаться, но я не умею плавать.
Клод постарался его успокоить:
— Спасательный жилет вам без надобности. Если свалитесь за борт, утонуть не успеете. Аллигаторы сожрут раньше.

Забравшись в лодку, Освальд поискал глазами спасательный жилет,…

Забравшись в лодку, Освальд поискал глазами спасательный жилет, но ничего похожего не обнаружил. А когда спросил про жилет у Клода, тот глянул с таким выражением, будто Освальд издевался над ним.
— Спасательный жилет?
— Ну да. Стыдно признаться, но я не умею плавать.
Клод постарался его успокоить:
— Спасательный жилет вам без надобности. Если свалитесь за борт, утонуть не успеете. Аллигаторы сожрут раньше.

… даже фальшивая надежда лучше, чем безнадежность.

… даже фальшивая надежда лучше, чем безнадежность.

… даже фальшивая надежда лучше, чем безнадежность.

Без сомнения, быть красивой приятно, но внешность сама по себе не приносит счастья.

Без сомнения, быть красивой приятно, но внешность сама…

Без сомнения, быть красивой приятно, но внешность сама по себе не приносит счастья.

Говорят, зависть — уголек. Раскалённый и шипящий, он попадает в тебя прямо из ада.

Говорят, зависть — уголек. Раскалённый и шипящий, он…

Говорят, зависть — уголек. Раскалённый и шипящий, он попадает в тебя прямо из ада.

Всей тьмы бездонного космоса не хватит, чтобы погасить пламя одной свечи.

Всей тьмы бездонного космоса не хватит, чтобы погасить…

Всей тьмы бездонного космоса не хватит, чтобы погасить пламя одной свечи.

Разумеется, гораздо удобнее было бы расстегнуть молнию на черепе, вынуть мозг, сунуть его под воду и просто-напросто смыть в канализацию все сожаления, обиды и оскорбления, а затем начать всё заново. Но это, увы, невозможно.

Разумеется, гораздо удобнее было бы расстегнуть молнию на…

Разумеется, гораздо удобнее было бы расстегнуть молнию на черепе, вынуть мозг, сунуть его под воду и просто-напросто смыть в канализацию все сожаления, обиды и оскорбления, а затем начать всё заново. Но это, увы, невозможно.

Когда сажаешь семена доброты, наверняка соберешь богатый урожай хороших друзей.

Когда сажаешь семена доброты, наверняка соберешь богатый урожай…

Когда сажаешь семена доброты, наверняка соберешь богатый урожай хороших друзей.

Я не ханжа, чего нет, того нет, два раза замужем была, но во что нынче превратились фильмы о любви? «Здрасьте, как дела, перепихнёмся?» А то и без «здрасьте» обходятся.

Я не ханжа, чего нет, того нет, два…

Я не ханжа, чего нет, того нет, два раза замужем была, но во что нынче превратились фильмы о любви? «Здрасьте, как дела, перепихнёмся?» А то и без «здрасьте» обходятся.

Мама и папа Тредгуды воспитывали меня как родную, и я всех их просто обожала. Особенно Бадди. Но замуж вышла за Клео, его старшего брата. Он потом стал мануальным терапевтом, и, представляете с возрастом у меня начала побаливать спина, так что все получилось как нельзя кстати.

Мама и папа Тредгуды воспитывали меня как родную,…

Мама и папа Тредгуды воспитывали меня как родную, и я всех их просто обожала. Особенно Бадди. Но замуж вышла за Клео, его старшего брата. Он потом стал мануальным терапевтом, и, представляете с возрастом у меня начала побаливать спина, так что все получилось как нельзя кстати.

Папа смастерил мне на заднем дворе веревочные качели, целый день потратил на это, но, к сожалению, допустил ошибку в расчетах, когда их вешал. Я крепко взялась за веревку, папа разогнался и изо всех сил качнул меня, и качели врезались прямо в дерево, так что теперь у меня передний правый зуб обломан. Папа говорит — зато я отличаюсь от других. А мама говорит — уродство.
У мамы есть теория о том, что папа несколько раз пытался меня убить. Однажды я уснула в гостиной, он понес меня в спальню и по дороге разбил мне голову. Еще он столкнул меня с пристани в Жемчужную реку, когда мне было три года, и долго не прыгал за мной — считал, что маленькие дети, как и молодые животные, умеют плавать, если достаточно испугаются. Но я испугалась недостаточно. Видели бы вы весь тот мусор на дне, который я успела разглядеть, пока ждала, что он нырнет и меня вытащит. Консервные банки, старая коробка от сигар «Рой-Тан» и кремень для высекания огня.

Папа смастерил мне на заднем дворе веревочные качели,…

Папа смастерил мне на заднем дворе веревочные качели, целый день потратил на это, но, к сожалению, допустил ошибку в расчетах, когда их вешал. Я крепко взялась за веревку, папа разогнался и изо всех сил качнул меня, и качели врезались прямо в дерево, так что теперь у меня передний правый зуб обломан. Папа говорит — зато я отличаюсь от других. А мама говорит — уродство.
У мамы есть теория о том, что папа несколько раз пытался меня убить. Однажды я уснула в гостиной, он понес меня в спальню и по дороге разбил мне голову. Еще он столкнул меня с пристани в Жемчужную реку, когда мне было три года, и долго не прыгал за мной — считал, что маленькие дети, как и молодые животные, умеют плавать, если достаточно испугаются. Но я испугалась недостаточно. Видели бы вы весь тот мусор на дне, который я успела разглядеть, пока ждала, что он нырнет и меня вытащит. Консервные банки, старая коробка от сигар «Рой-Тан» и кремень для высекания огня.

Папа ведь с трудом заставил маму за него выйти. Она считала его уродом, малявкой и дистрофиком, но он не отставал. Писал ей стихи, а когда она сказала, что не хочет за него выходить, он заплакал и устроил такой скандал, что его все пожалели. Он всю ночь прорыдал на ее крыльце. Бабушка моя сказала ей: лучше соглашайся, а то он не уйдет. Я лично очень рада, что мама согласилась.

Папа ведь с трудом заставил маму за него…

Папа ведь с трудом заставил маму за него выйти. Она считала его уродом, малявкой и дистрофиком, но он не отставал. Писал ей стихи, а когда она сказала, что не хочет за него выходить, он заплакал и устроил такой скандал, что его все пожалели. Он всю ночь прорыдал на ее крыльце. Бабушка моя сказала ей: лучше соглашайся, а то он не уйдет. Я лично очень рада, что мама согласилась.