Поговоришь с тобой, потом три дня голова пухнет, шапку не надеть.

Поговоришь с тобой, потом три дня голова пухнет,…

Поговоришь с тобой, потом три дня голова пухнет, шапку не надеть.

Бывают такие дела, которые женщину только бодрят, а мужики после них, как медведи осенью, норовят спать завалиться.

Бывают такие дела, которые женщину только бодрят, а…

Бывают такие дела, которые женщину только бодрят, а мужики после них, как медведи осенью, норовят спать завалиться.

… в экстремальной ситуации вполне здравомыслящие в обычных условиях люди зачастую начинают себя вести как непроходимые идиоты.

… в экстремальной ситуации вполне здравомыслящие в обычных…

… в экстремальной ситуации вполне здравомыслящие в обычных условиях люди зачастую начинают себя вести как непроходимые идиоты.

Как говорится: «В пьянке замечен не был, но по утрам жадно пил холодную воду».

Как говорится: «В пьянке замечен не был, но…

Как говорится: «В пьянке замечен не был, но по утрам жадно пил холодную воду».

Если не знаешь с чего ходить — ходи с бубей! Если не знаешь, что делать — садись и анализируй ситуацию. Все как всегда, независимо от века, в котором ты живешь.

Если не знаешь с чего ходить — ходи…

Если не знаешь с чего ходить — ходи с бубей! Если не знаешь, что делать — садись и анализируй ситуацию. Все как всегда, независимо от века, в котором ты живешь.

В жизни всё, рано или поздно, пригодиться может, если можешь чему-то научиться — научись. Выпадет случай, а умение-то — тут как тут.

В жизни всё, рано или поздно, пригодиться может,…

В жизни всё, рано или поздно, пригодиться может, если можешь чему-то научиться — научись. Выпадет случай, а умение-то — тут как тут.

Совсем вольным, свободным от всего на свете человек быть не может. Нормальный человек. А ненормальный… Если он свободен от общежитийных правил, то становится бродягой перекати-поле — ни с кем не уживается, нигде корней надолго не пускает, для всех неудобен, противен. Если он свободен от долга и обязанностей, то ему верить ни в чем нельзя – предаст, обманет, украдет, и совесть его мучить не будет. Если он свободен от преданности роду, обычаям, земле — он враг! Приведет на свою землю иноземцев, принесет чужие нравы и предательством это не сочтет. Ну а если он свободен от совести, любви, сострадания, то и не человек он, а зверь, убить такого — мир от скверны очистить.

Совсем вольным, свободным от всего на свете человек…

Совсем вольным, свободным от всего на свете человек быть не может. Нормальный человек. А ненормальный… Если он свободен от общежитийных правил, то становится бродягой перекати-поле — ни с кем не уживается, нигде корней надолго не пускает, для всех неудобен, противен. Если он свободен от долга и обязанностей, то ему верить ни в чем нельзя – предаст, обманет, украдет, и совесть его мучить не будет. Если он свободен от преданности роду, обычаям, земле — он враг! Приведет на свою землю иноземцев, принесет чужие нравы и предательством это не сочтет. Ну а если он свободен от совести, любви, сострадания, то и не человек он, а зверь, убить такого — мир от скверны очистить.

… воин, понявший врага, втрое сильнее.

… воин, понявший врага, втрое сильнее.

… воин, понявший врага, втрое сильнее.

Чужое знание усвоить можно, а чужую веру… для этого самому уверовать надо. Поэтому насмехаться над чужими обычаями или глумиться над чужими святынями… дураком надо быть или злодеем распоследним.

Чужое знание усвоить можно, а чужую веру… для…

Чужое знание усвоить можно, а чужую веру… для этого самому уверовать надо. Поэтому насмехаться над чужими обычаями или глумиться над чужими святынями… дураком надо быть или злодеем распоследним.

Дураков не сеют, не жнут – сами родятся.

Дураков не сеют, не жнут – сами родятся.

Дураков не сеют, не жнут – сами родятся.

… если хочешь людей лечить, научись владеть собой.

… если хочешь людей лечить, научись владеть собой.

… если хочешь людей лечить, научись владеть собой.

Не хочешь, чтобы врали, — не спрашивай.

Не хочешь, чтобы врали, — не спрашивай.

Не хочешь, чтобы врали, — не спрашивай.

Холодная ярость разум не затмевает, потому что холодная ярость — это мысль, это обостренное восприятие окружающего, это ускоренная реакция…

Холодная ярость разум не затмевает, потому что холодная…

Холодная ярость разум не затмевает, потому что холодная ярость — это мысль, это обостренное восприятие окружающего, это ускоренная реакция…

… в ситуации смертельной опасности людям почти всегда кажется, что всё длилось очень долго: секунды превращаются в минуты, минуты — в десятки минут или, даже, часы.

… в ситуации смертельной опасности людям почти всегда…

… в ситуации смертельной опасности людям почти всегда кажется, что всё длилось очень долго: секунды превращаются в минуты, минуты — в десятки минут или, даже, часы.

Ты можешь быть атеистом и не верить в богов, ты можешь быть нигилистом и не верить вообще ни во что, ты можешь быть эгоцентристом и верить только в самого себя, но берегись — боги способны наказать, даже если их на самом деле не существует. Наказание будет осуществлено либо руками людей верующих, либо обстоятельствами, ибо ты в высокомерном неверии своем не сможешь правильно понять и просчитать мотивации людей, а значит, правильно предвидеть или интерпретировать их поступки. Но и наказать боги умеют по-разному, например, приоткрыв на мгновение завесу над тем, чего, по твоему атеистическому убеждению, вовсе нет…

Ты можешь быть атеистом и не верить в…

Ты можешь быть атеистом и не верить в богов, ты можешь быть нигилистом и не верить вообще ни во что, ты можешь быть эгоцентристом и верить только в самого себя, но берегись — боги способны наказать, даже если их на самом деле не существует. Наказание будет осуществлено либо руками людей верующих, либо обстоятельствами, ибо ты в высокомерном неверии своем не сможешь правильно понять и просчитать мотивации людей, а значит, правильно предвидеть или интерпретировать их поступки. Но и наказать боги умеют по-разному, например, приоткрыв на мгновение завесу над тем, чего, по твоему атеистическому убеждению, вовсе нет…

Манией величия-то гораздо приятнее болеть, чем манией преследования!

Манией величия-то гораздо приятнее болеть, чем манией преследования!

Манией величия-то гораздо приятнее болеть, чем манией преследования!

Если ты ещё не утратил окончательно мужских качеств, если их не разъели женское воспитание, унисекс, гламур, политкорректность и прочие кунштюки, расслабляющие характер не хуже, чем слабительное кишечник, тяжесть оружия в руке и вид вооруженного соперника будят такие чувства… словом, будят и… вдохновляют, черт возьми! Да, вдохновляют!

Если ты ещё не утратил окончательно мужских качеств,…

Если ты ещё не утратил окончательно мужских качеств, если их не разъели женское воспитание, унисекс, гламур, политкорректность и прочие кунштюки, расслабляющие характер не хуже, чем слабительное кишечник, тяжесть оружия в руке и вид вооруженного соперника будят такие чувства… словом, будят и… вдохновляют, черт возьми! Да, вдохновляют!

Помню, ещё пацаном, в шестидесятые годы, читал статью в журнале «Советский Экран». Писалось там про эксперимент по переводу текстов кинофильмов на иностранные языки. Взяли одну фразу из Гоголя, кажется: «По утрам она ела вареные бураки и сплетничала». Перевели последовательно на десять языков, а потом обратно на русский, и получилось: «Она выкидывала из шалаша ненужные вещи, а он радостно бил в там-там».

Помню, ещё пацаном, в шестидесятые годы, читал статью…

Помню, ещё пацаном, в шестидесятые годы, читал статью в журнале «Советский Экран». Писалось там про эксперимент по переводу текстов кинофильмов на иностранные языки. Взяли одну фразу из Гоголя, кажется: «По утрам она ела вареные бураки и сплетничала». Перевели последовательно на десять языков, а потом обратно на русский, и получилось: «Она выкидывала из шалаша ненужные вещи, а он радостно бил в там-там».

Мишка нашарил в котомке с едой завернутый в тряпицу хлеб, отломил кусочек и протянул псу. Очень осторожно Чиф приблизился, долго обнюхивал угощение и руку, его протягивающую, наконец, видимо не обнаружив никаких тревожных признаков, аккуратно, передними зубами, захватил хлеб и не разжевывая проглотил. И все! Страхи мгновенно улетучились, настороженность пропала — хозяин свой, такой же, как всегда, мы куда-то едем, жизнь прекрасна!
«Непрошибаемый оптимизм! Просто позавидовать можно. Вот бы и Вам так, сэр. Так нет! Вечно обвешаетесь проблемами, как собака блохами».

Мишка нашарил в котомке с едой завернутый в…

Мишка нашарил в котомке с едой завернутый в тряпицу хлеб, отломил кусочек и протянул псу. Очень осторожно Чиф приблизился, долго обнюхивал угощение и руку, его протягивающую, наконец, видимо не обнаружив никаких тревожных признаков, аккуратно, передними зубами, захватил хлеб и не разжевывая проглотил. И все! Страхи мгновенно улетучились, настороженность пропала — хозяин свой, такой же, как всегда, мы куда-то едем, жизнь прекрасна!
«Непрошибаемый оптимизм! Просто позавидовать можно. Вот бы и Вам так, сэр. Так нет! Вечно обвешаетесь проблемами, как собака блохами».

Ладно, изгаляйся, собака лает — караван идёт. В гробу я твои поучения видел, в ритуальной обуви белого цвета.

Ладно, изгаляйся, собака лает — караван идёт. В…

Ладно, изгаляйся, собака лает — караван идёт. В гробу я твои поучения видел, в ритуальной обуви белого цвета.