— Как вы догадались, что это я? – спросила она.
— Моя дорогая, я ни разу не видел, чтобы настоящие кошки так каменели.
— Окаменеешь за целый день на холодном кирпиче, – ворчливо отозвалась профессор Макгонаголл.

— Как вы догадались, что это я? –…

— Как вы догадались, что это я? – спросила она.
— Моя дорогая, я ни разу не видел, чтобы настоящие кошки так каменели.
— Окаменеешь за целый день на холодном кирпиче, – ворчливо отозвалась профессор Макгонаголл.

Даже если б и можно, я бы не стал. Шрамы бывают полезны. У меня, например, шрам над левым коленом – в точности схема лондонской подземки…

Даже если б и можно, я бы не…

Даже если б и можно, я бы не стал. Шрамы бывают полезны. У меня, например, шрам над левым коленом – в точности схема лондонской подземки…

— Что бы он ни предложил, Дадли, я запрещаю тебе это брать, — резко произнёс дядя Вернон.
Великан мрачно усмехнулся.
— Да ты чего разволновался-то, Дурсль? — насмешливо спросил он. — Да мне б и в голову не пришло его кормить — вон он у тебя жирный-то какой.

— Что бы он ни предложил, Дадли, я…

— Что бы он ни предложил, Дадли, я запрещаю тебе это брать, — резко произнёс дядя Вернон.
Великан мрачно усмехнулся.
— Да ты чего разволновался-то, Дурсль? — насмешливо спросил он. — Да мне б и в голову не пришло его кормить — вон он у тебя жирный-то какой.

— Прекрати!
Гарри замахал руками, чтобы прогнать сову, но она яростно щёлкнула клювом и продолжила терзать куртку.
— Хагрид! — громко позвал Гарри. — Тут сова…
— Заплати ей, — проворчал Хагрид, уткнувшись лицом в софу.
— Что?
— Она хочет, чтоб мы ей денег дали за то, что он газету притащила. Деньги в кармане.

— Прекрати!Гарри замахал руками, чтобы прогнать сову, но…

— Прекрати!
Гарри замахал руками, чтобы прогнать сову, но она яростно щёлкнула клювом и продолжила терзать куртку.
— Хагрид! — громко позвал Гарри. — Тут сова…
— Заплати ей, — проворчал Хагрид, уткнувшись лицом в софу.
— Что?
— Она хочет, чтоб мы ей денег дали за то, что он газету притащила. Деньги в кармане.

— Не знаю, на каком я буду факультете, но надеюсь, мы с ней окажемся на разных, — прошептал Рон.

— Не знаю, на каком я буду факультете,…

— Не знаю, на каком я буду факультете, но надеюсь, мы с ней окажемся на разных, — прошептал Рон.

Рон посмотрел на часы, а потом яростно сверкнул глазами, обращёнными к Гермионе и Невиллу.
— Если нас с Гарри поймают из-за вас двоих, я не успокоюсь, пока не выучу «проклятие призраков», о котором рассказывал Квиррелл, и не попробую его на вас.

Рон посмотрел на часы, а потом яростно сверкнул…

Рон посмотрел на часы, а потом яростно сверкнул глазами, обращёнными к Гермионе и Невиллу.
— Если нас с Гарри поймают из-за вас двоих, я не успокоюсь, пока не выучу «проклятие призраков», о котором рассказывал Квиррелл, и не попробую его на вас.

— Куда они побежали, Пивз? — донёсся до них голос Филча. — Давай быстрее, я жду.
— Скажи «пожалуйста».
— Не зли меня, Пивз! Итак, куда они побежали?
— Сначала скажи «пожалуйста», или я ничего не знаю, — упорствовал Пивз.
Его монотонный голос явно вывел Филча из себя.
— Ну ладно — пожалуйста!
— НЕ ЗНАЮ! Ничего не знаю! — радостно заорал Пивз. — Ха-ха-ха! Я тебя предупреждал: раньше надо было говорить «пожалуйста». Ха-ха! Ха-ха-ха!

— Куда они побежали, Пивз? — донёсся до…

— Куда они побежали, Пивз? — донёсся до них голос Филча. — Давай быстрее, я жду.
— Скажи «пожалуйста».
— Не зли меня, Пивз! Итак, куда они побежали?
— Сначала скажи «пожалуйста», или я ничего не знаю, — упорствовал Пивз.
Его монотонный голос явно вывел Филча из себя.
— Ну ладно — пожалуйста!
— НЕ ЗНАЮ! Ничего не знаю! — радостно заорал Пивз. — Ха-ха-ха! Я тебя предупреждал: раньше надо было говорить «пожалуйста». Ха-ха! Ха-ха-ха!

— Кажется, ты с нами не разговаривала, — заметил Гарри.
— И ни в коем случае не изменяй своего решения, — добавил Рон. — Тем более что оно приносит нам так много пользы.

— Кажется, ты с нами не разговаривала, —…

— Кажется, ты с нами не разговаривала, — заметил Гарри.
— И ни в коем случае не изменяй своего решения, — добавил Рон. — Тем более что оно приносит нам так много пользы.

— Сэр… Профессор Дамблдор, — нерешительно начал он. — Могу я задать вам один вопрос?
— Кажется, ты уже задал один вопрос. — Дамблдор улыбнулся. — Тем не менее можешь задать ещё один.

— Сэр… Профессор Дамблдор, — нерешительно начал он.…

— Сэр… Профессор Дамблдор, — нерешительно начал он. — Могу я задать вам один вопрос?
— Кажется, ты уже задал один вопрос. — Дамблдор улыбнулся. — Тем не менее можешь задать ещё один.

— Ты стоишь десяти Малфоев, — произнёс Гарри. — И ты достоин того, чтобы быть в Гриффиндоре, — ведь Волшебная шляпа сама отобрала тебя на наш факультет. Ну а где оказался этот Малфой? В вонючей дыре под названием Слизерин — вот где.

— Ты стоишь десяти Малфоев, — произнёс Гарри.…

— Ты стоишь десяти Малфоев, — произнёс Гарри. — И ты достоин того, чтобы быть в Гриффиндоре, — ведь Волшебная шляпа сама отобрала тебя на наш факультет. Ну а где оказался этот Малфой? В вонючей дыре под названием Слизерин — вот где.

Скорее, Невилла возьмут в сборную Англии по квиддичу, чем Хагрид предаст Дамблдора.

Скорее, Невилла возьмут в сборную Англии по квиддичу,…

Скорее, Невилла возьмут в сборную Англии по квиддичу, чем Хагрид предаст Дамблдора.

— Я использую мантию-невидимку, — заявил Гарри. — Мне повезло, что мне её вернули.
— Ты думаешь, мы трое под ней уместимся? — поинтересовался Рон.
— Что значит — мы трое? — не понял Гарри.
— Да перестань ты, — отмахнулся Рон. — Ты что, думал, мы оставим тебя одного?

— Я использую мантию-невидимку, — заявил Гарри. —…

— Я использую мантию-невидимку, — заявил Гарри. — Мне повезло, что мне её вернули.
— Ты думаешь, мы трое под ней уместимся? — поинтересовался Рон.
— Что значит — мы трое? — не понял Гарри.
— Да перестань ты, — отмахнулся Рон. — Ты что, думал, мы оставим тебя одного?

— Да, разумеется, но что мне поджечь? Я нигде не вижу ничего деревянного, честное слово! — В голосе Гермионы слышалось отчаяние, она нервно заламывала руки.
— ТЫ С УМА СОШЛА? — проревел Гарри. — ТЫ ВОЛШЕБНИЦА ИЛИ НЕТ?

— Да, разумеется, но что мне поджечь? Я…

— Да, разумеется, но что мне поджечь? Я нигде не вижу ничего деревянного, честное слово! — В голосе Гермионы слышалось отчаяние, она нервно заламывала руки.
— ТЫ С УМА СОШЛА? — проревел Гарри. — ТЫ ВОЛШЕБНИЦА ИЛИ НЕТ?

— Гарри, ты великий волшебник, — прошептала Гермиона ему на ухо.
— Но я не так хорош, как ты, — произнёс Гарри, когда Гермиона разжала объятия. Он чувствовал себя смущённым.
— Я? — удивилась Гермиона. — А что я — ум и книги, вот и всё! Но, оказывается, есть куда более важные вещи — например, дружба и храбрость.

— Гарри, ты великий волшебник, — прошептала Гермиона…

— Гарри, ты великий волшебник, — прошептала Гермиона ему на ухо.
— Но я не так хорош, как ты, — произнёс Гарри, когда Гермиона разжала объятия. Он чувствовал себя смущённым.
— Я? — удивилась Гермиона. — А что я — ум и книги, вот и всё! Но, оказывается, есть куда более важные вещи — например, дружба и храбрость.

— Северус? — Квиррелл расхохотался, и это было не его обычное дрожащее хихиканье, но ледяной, пронзительный смех. — Да, Северус выглядит подозрительно, не правда ли? Похож на огромную летучую мышь, парящую по школе и хватающую невинных учеников

— Северус? — Квиррелл расхохотался, и это было…

— Северус? — Квиррелл расхохотался, и это было не его обычное дрожащее хихиканье, но ледяной, пронзительный смех. — Да, Северус выглядит подозрительно, не правда ли? Похож на огромную летучую мышь, парящую по школе и хватающую невинных учеников

— Но Снегг пытался убить меня! — воскликнул он, ухватившись за спасительную нить.
— Нет, нет и нет. — Квиррелл категорично замотал головой. — Это я пытался убить тебя, Поттер. Твоя подруга мисс Грэйнджер случайно сбила меня с ног, когда бежала к Снеггу, чтобы подпалить его мантию. Я упал, и зрительный контакт прервался. Мне не хватило нескольких секунд, чтобы сбросить тебя с метлы. Конечно, ты бы давно был мёртв, если бы Снегг не пытался спасти тебя. Ведь это именно он бормотал себе под нос контрзаклятие.

— Но Снегг пытался убить меня! — воскликнул…

— Но Снегг пытался убить меня! — воскликнул он, ухватившись за спасительную нить.
— Нет, нет и нет. — Квиррелл категорично замотал головой. — Это я пытался убить тебя, Поттер. Твоя подруга мисс Грэйнджер случайно сбила меня с ног, когда бежала к Снеггу, чтобы подпалить его мантию. Я упал, и зрительный контакт прервался. Мне не хватило нескольких секунд, чтобы сбросить тебя с метлы. Конечно, ты бы давно был мёртв, если бы Снегг не пытался спасти тебя. Ведь это именно он бормотал себе под нос контрзаклятие.

— Снегг пытался меня спасти? — Гарри показалось, что он сходит с ума.
— Разумеется, — холодно подтвердил Квиррелл. — А как ты думаешь, с чего это он решил судить следующий матч? Он пытался помешать мне сделать это снова.

— Снегг пытался меня спасти? — Гарри показалось,…

— Снегг пытался меня спасти? — Гарри показалось, что он сходит с ума.
— Разумеется, — холодно подтвердил Квиррелл. — А как ты думаешь, с чего это он решил судить следующий матч? Он пытался помешать мне сделать это снова.

— Но мне всегда казалось, что Снегг меня ненавидит…
— О, конечно, — равнодушно подтвердил Квиррелл. — Небо тому свидетель — он тебя ненавидит. Он учился в Хогвартсе вместе с твоим отцом, разве ты этого не знал? Они друг друга терпеть не могли. Но Снегг никогда не желал тебе смерти.

— Но мне всегда казалось, что Снегг меня…

— Но мне всегда казалось, что Снегг меня ненавидит…
— О, конечно, — равнодушно подтвердил Квиррелл. — Небо тому свидетель — он тебя ненавидит. Он учился в Хогвартсе вместе с твоим отцом, разве ты этого не знал? Они друг друга терпеть не могли. Но Снегг никогда не желал тебе смерти.

— Вся школа говорит о том, что случилось, — сообщил Рон. — А что там произошло на самом деле?

— Вся школа говорит о том, что случилось,…

— Вся школа говорит о том, что случилось, — сообщил Рон. — А что там произошло на самом деле?

— И это… Гарри… не произноси ты его имя, ради всего святого!
— ВОЛАН-ДЕ-МОРТ! — во весь голос прокричал Гарри. Хагрид был так поражён, что даже перестал плакать.

— И это… Гарри… не произноси ты его…

— И это… Гарри… не произноси ты его имя, ради всего святого!
— ВОЛАН-ДЕ-МОРТ! — во весь голос прокричал Гарри. Хагрид был так поражён, что даже перестал плакать.