— Пожалуй да, я должен извиниться…
— Если бы извинений было достаточно, полиция была бы не нужна.

— Пожалуй да, я должен извиниться…— Если бы…

— Пожалуй да, я должен извиниться…
— Если бы извинений было достаточно, полиция была бы не нужна.

Ты в кого-то влюблён, и, как следствие, ненавидишь себя за это. Если так сложилось, что этот кто-то не захотел быть с тобой, то он не твоя судьба…

Ты в кого-то влюблён, и, как следствие, ненавидишь…

Ты в кого-то влюблён, и, как следствие, ненавидишь себя за это. Если так сложилось, что этот кто-то не захотел быть с тобой, то он не твоя судьба…

Я люблю того, кого люблю, какие-то проблемы?

Я люблю того, кого люблю, какие-то проблемы?

Я люблю того, кого люблю, какие-то проблемы?

— У тебя есть девушка?
— Ага! Семеро!
— Семеро?
— Встречаясь с разными типами девушек, я расту как мужик… для того, чтобы однажды начать встречаться с Рисой.
— Одновременно можно встречаться только с одной!
— Не так долго мне жить осталось… может быть, лет девяносто.
— Этого достаточно!

— У тебя есть девушка?— Ага! Семеро!— Семеро?—…

— У тебя есть девушка?
— Ага! Семеро!
— Семеро?
— Встречаясь с разными типами девушек, я расту как мужик… для того, чтобы однажды начать встречаться с Рисой.
— Одновременно можно встречаться только с одной!
— Не так долго мне жить осталось… может быть, лет девяносто.
— Этого достаточно!

— От кого письмо?
— От Нобу-тян.
— И чего пишет?
— «Открой грудь».
— О, не стоит такую опасную вещь демонстрировать.

— От кого письмо?— От Нобу-тян.— И чего…

— От кого письмо?
— От Нобу-тян.
— И чего пишет?
— «Открой грудь».
— О, не стоит такую опасную вещь демонстрировать.

В тот день, когда мне исполнилось семнадцать, я была наедине с тобой… Даже сейчас эта сцена стоит перед моими глазами. Тёмное летнее небо и огромные фейерверки… и твоя тупая рожа.

В тот день, когда мне исполнилось семнадцать, я…

В тот день, когда мне исполнилось семнадцать, я была наедине с тобой… Даже сейчас эта сцена стоит перед моими глазами. Тёмное летнее небо и огромные фейерверки… и твоя тупая рожа.

Я проклинаю тебя на то, чтобы каждый день ты усыхал на один сантиметр, а ровно через 156 дней ты исчезнешь окончательно.

Я проклинаю тебя на то, чтобы каждый день…

Я проклинаю тебя на то, чтобы каждый день ты усыхал на один сантиметр, а ровно через 156 дней ты исчезнешь окончательно.

— Осторожней давай!
— Если умрешь, я извинюсь.

— Осторожней давай!— Если умрешь, я извинюсь.

— Осторожней давай!
— Если умрешь, я извинюсь.

— Специально выше на ступеньку стал?
— Внизу так клёво бы не было.

— Специально выше на ступеньку стал?— Внизу так…

— Специально выше на ступеньку стал?
— Внизу так клёво бы не было.

— Понятно, правильно, получается, когда мы поцеловались, мы перестали быть друзьями. Тогда теперь я… Кто я?
— Ты настоящая дура!

— Понятно, правильно, получается, когда мы поцеловались, мы…

— Понятно, правильно, получается, когда мы поцеловались, мы перестали быть друзьями. Тогда теперь я… Кто я?
— Ты настоящая дура!

— Ты снова украл моё сердце!
— Да сколько у тебя сердец-то?!

— Ты снова украл моё сердце!— Да сколько…

— Ты снова украл моё сердце!
— Да сколько у тебя сердец-то?!

Накао:
— Я буду жить в гареме со своими любовницами, а ты просто бельмо в тазу!
Риса и Отани:
— Бельмо в тазу?
— «Бельмо на глазу»… наверное?
— Бельмо на тазу…

Накао:— Я буду жить в гареме со своими…

Накао:
— Я буду жить в гареме со своими любовницами, а ты просто бельмо в тазу!
Риса и Отани:
— Бельмо в тазу?
— «Бельмо на глазу»… наверное?
— Бельмо на тазу…