Однажды утром я понял, что ненавижу мир. Он состоит из бесчисленных клеток, люди загоняют себя меж их стен и остаются там до конца жизни. А уж в клетке они забывают какими когда-то были. Что именно любили, кого любили.

Однажды утром я понял, что ненавижу мир. Он…

Однажды утром я понял, что ненавижу мир. Он состоит из бесчисленных клеток, люди загоняют себя меж их стен и остаются там до конца жизни. А уж в клетке они забывают какими когда-то были. Что именно любили, кого любили.

Никому из вас не избежать проклятия, вот я не смог, вам обитающим внутри клеток ничего не получить, вы просто исчезните и не оставите после себя ничего, даже пылинки. Вам никогда не сыскать счастья!

Никому из вас не избежать проклятия, вот я…

Никому из вас не избежать проклятия, вот я не смог, вам обитающим внутри клеток ничего не получить, вы просто исчезните и не оставите после себя ничего, даже пылинки. Вам никогда не сыскать счастья!

— Сё, пожалуйста, на этот раз найди Кама.
— Найти Кама?
— С ним случилось то же, что и со мной, он потерялся, только ты можешь его остановить.
— Мне его остановить?
— Отыщи его душу, Кам думает, что он остался один во всём мире, про себя он плачет.

— Сё, пожалуйста, на этот раз найди Кама.—…

— Сё, пожалуйста, на этот раз найди Кама.
— Найти Кама?
— С ним случилось то же, что и со мной, он потерялся, только ты можешь его остановить.
— Мне его остановить?
— Отыщи его душу, Кам думает, что он остался один во всём мире, про себя он плачет.

— Какая упрямая служанка мне попалась! Не строй недотрогу, раздевайся! — Ох нет, господин остановитесь! — Слой раз, слой два. Я обнажу тебя, мой гарнир. Эге, а я уже всё вижу.
— На ужин у нас голубцы?
— Да, твои любимые.
— Многовато получилось.

— Какая упрямая служанка мне попалась! Не строй…

— Какая упрямая служанка мне попалась! Не строй недотрогу, раздевайся! — Ох нет, господин остановитесь! — Слой раз, слой два. Я обнажу тебя, мой гарнир. Эге, а я уже всё вижу.
— На ужин у нас голубцы?
— Да, твои любимые.
— Многовато получилось.

— У меня такое чувство, что я дома лишняя. Мне это не по душе. Откуда оно берётся?
— У тебя дома? Где вообще твой «дом»? Что ты сама от себя хочешь?
— Я хочу, чтобы всё осталось как сейчас.
— А ты уверена? Стоит осознать свои чувства, как сразу потеряешь что-то дорогое. Так тебе кажется. Тебе виднее. Я же не знаю твои чувства, твою правду, твоё прошлое.

— У меня такое чувство, что я дома…

— У меня такое чувство, что я дома лишняя. Мне это не по душе. Откуда оно берётся?
— У тебя дома? Где вообще твой «дом»? Что ты сама от себя хочешь?
— Я хочу, чтобы всё осталось как сейчас.
— А ты уверена? Стоит осознать свои чувства, как сразу потеряешь что-то дорогое. Так тебе кажется. Тебе виднее. Я же не знаю твои чувства, твою правду, твоё прошлое.

— Ложь.
— И что же мне на это ответить?

— Ложь.— И что же мне на это…

— Ложь.
— И что же мне на это ответить?

В доме много одинаковых дверей и не понять, за какой правда, а за какой право.

В доме много одинаковых дверей и не понять,…

В доме много одинаковых дверей и не понять, за какой правда, а за какой право.

Хорошо же вы варитесь, овощи! Сейчас, я примешаю южных приправ! Вы у меня растаете! Готовьтесь! Сегодня на ужин, полезное яблочное карри.

Хорошо же вы варитесь, овощи! Сейчас, я примешаю…

Хорошо же вы варитесь, овощи! Сейчас, я примешаю южных приправ! Вы у меня растаете! Готовьтесь! Сегодня на ужин, полезное яблочное карри.

Мир сошел с пути истинного. Здесь ты либо победил, либо проиграл. Либо стоишь выше, либо ниже. Либо нажился, либо потерял. Тебя либо признали, либо отвергли. Либо выбрали, либо нет. И никто не думает о том, чтобы дать. Все жаждут лишь брать! До чего же этот мир жалок. Ведь из его владык ничего путного не выйдет. Потому он и стал ледяным. Слова всевышнему! Пламя надежды ещё не гаснет. Священное пламя. Завтра, пробьёт час, и сем огнём, мы очистим мир. Пора уже и вернуть, прекрасный мир, где люди выживали без излишеств.

Мир сошел с пути истинного. Здесь ты либо…

Мир сошел с пути истинного. Здесь ты либо победил, либо проиграл. Либо стоишь выше, либо ниже. Либо нажился, либо потерял. Тебя либо признали, либо отвергли. Либо выбрали, либо нет. И никто не думает о том, чтобы дать. Все жаждут лишь брать! До чего же этот мир жалок. Ведь из его владык ничего путного не выйдет. Потому он и стал ледяным. Слова всевышнему! Пламя надежды ещё не гаснет. Священное пламя. Завтра, пробьёт час, и сем огнём, мы очистим мир. Пора уже и вернуть, прекрасный мир, где люди выживали без излишеств.

Слушайте же, о те, из кого ничего путного не выйдет!

Слушайте же, о те, из кого ничего путного…

Слушайте же, о те, из кого ничего путного не выйдет!

Ненавижу слово «судьба». Люди рождаются, встречаются, расстаются, переживают успехи и провалы, удачи и неудачи… И если вся жизнь определена судьбой, то какой смысл нам появляться на свет?
Кто-то рождается с серебряной ложкой во рту или у красивых родителей, а кто-то на войне или в нищете… И если все это Судьба, то Бог — жесток и несправедлив.

Ненавижу слово «судьба». Люди рождаются, встречаются, расстаются, переживают…

Ненавижу слово «судьба». Люди рождаются, встречаются, расстаются, переживают успехи и провалы, удачи и неудачи… И если вся жизнь определена судьбой, то какой смысл нам появляться на свет?
Кто-то рождается с серебряной ложкой во рту или у красивых родителей, а кто-то на войне или в нищете… И если все это Судьба, то Бог — жесток и несправедлив.

Если на свете есть существо, достойное зваться Богом, то я хочу задать ему лишь один вопрос: «Есть ли Судьба на самом деле?». Вдруг, кто-нибудь плюнет на Судьбу, инстинкты, ДНК, и просто полюбит? Останется ли он обычным человеком?
Ненавижу слово «судьба».

Если на свете есть существо, достойное зваться Богом,…

Если на свете есть существо, достойное зваться Богом, то я хочу задать ему лишь один вопрос: «Есть ли Судьба на самом деле?». Вдруг, кто-нибудь плюнет на Судьбу, инстинкты, ДНК, и просто полюбит? Останется ли он обычным человеком?
Ненавижу слово «судьба».

Зачем люди появляются на свет? Только чтобы жить обычной жизнью? Не кара ли это? Или циничная издевка?

Зачем люди появляются на свет? Только чтобы жить…

Зачем люди появляются на свет? Только чтобы жить обычной жизнью? Не кара ли это? Или циничная издевка?

Обожаю слово «судьба». Слышали, о неких судьбоносных встречах? Одна-единственная такая встреча может перевернуть всю жизнь. И это — не какие-нибудь там случайности, а не что иное, как Судьба. Естественно, не все встречи — счастливые. Порой, они — неприятные, даже печальные. Иногда очень сложно принять, что за всеми неудачами стоит Судьба, но, как по мне, без горестей и тягостей — никак. Все в мире происходит неспроста.

Обожаю слово «судьба». Слышали, о неких судьбоносных встречах?…

Обожаю слово «судьба». Слышали, о неких судьбоносных встречах? Одна-единственная такая встреча может перевернуть всю жизнь. И это — не какие-нибудь там случайности, а не что иное, как Судьба. Естественно, не все встречи — счастливые. Порой, они — неприятные, даже печальные. Иногда очень сложно принять, что за всеми неудачами стоит Судьба, но, как по мне, без горестей и тягостей — никак. Все в мире происходит неспроста.

Кого-то в мире выбирают, кого-то нет. И если тебя не выбрали, то ты всё равно что умер.

Кого-то в мире выбирают, кого-то нет. И если…

Кого-то в мире выбирают, кого-то нет. И если тебя не выбрали, то ты всё равно что умер.

— Вот, ты уже умеешь кататься на велосипеде?
— Да.
— Представь, что я попросил тебя прокатиться так же, как когда ты не умела.
— Не получится. Я бы упала и…
— Ты уже забыла как это — не кататься на велосипеде?
— Да.
— Так вот, можно сказать, что Мамоко научила меня ездить. Показала, как это — рваться сквозь воздух и слышать бриз, глядя на быстро меняющийся пейзаж. Мамоко в одно лишь мгновение изменила мой взгляд на Мир. На чтобы я с ней не смотрел: на небеса, облака, даже камушки… Все казалось сокровищем — бездной возможностей. Но теперь я разучился видеть. На велосипеде-то проехать смогу, а вот вспомнить, что там были за сокровища — нет.

— Вот, ты уже умеешь кататься на велосипеде?—…

— Вот, ты уже умеешь кататься на велосипеде?
— Да.
— Представь, что я попросил тебя прокатиться так же, как когда ты не умела.
— Не получится. Я бы упала и…
— Ты уже забыла как это — не кататься на велосипеде?
— Да.
— Так вот, можно сказать, что Мамоко научила меня ездить. Показала, как это — рваться сквозь воздух и слышать бриз, глядя на быстро меняющийся пейзаж. Мамоко в одно лишь мгновение изменила мой взгляд на Мир. На чтобы я с ней не смотрел: на небеса, облака, даже камушки… Все казалось сокровищем — бездной возможностей. Но теперь я разучился видеть. На велосипеде-то проехать смогу, а вот вспомнить, что там были за сокровища — нет.

Обожаю звук кипящей воды. Продукты будто шушукаются, пока вкуснеют ему на радость. Так же и мама шепчет ребеночку между колыбельными: «Я люблю тебя. Мы всегда будем вместе».

Обожаю звук кипящей воды. Продукты будто шушукаются, пока…

Обожаю звук кипящей воды. Продукты будто шушукаются, пока вкуснеют ему на радость. Так же и мама шепчет ребеночку между колыбельными: «Я люблю тебя. Мы всегда будем вместе».