Мы всегда сами себе противоречим. Мы хотим, чтобы нас различали и не хотим чтобы различали. Мы хотим, чтобы нас узнали получше и не хотим чтобы узнавали. Мы всегда очень нуждаемся в тех, кто может нас принять, но принять такими, какие мы есть… А таких не существует.

Мы всегда сами себе противоречим. Мы хотим, чтобы…

Мы всегда сами себе противоречим. Мы хотим, чтобы нас различали и не хотим чтобы различали. Мы хотим, чтобы нас узнали получше и не хотим чтобы узнавали. Мы всегда очень нуждаемся в тех, кто может нас принять, но принять такими, какие мы есть… А таких не существует.

До сегодняшнего дня мир был разделен на «нас» и на «других». Первый раз кто-то вторгся в наш мир.

До сегодняшнего дня мир был разделен на «нас»…

До сегодняшнего дня мир был разделен на «нас» и на «других». Первый раз кто-то вторгся в наш мир.

— Я так и не понял, отчего вы так популярны.
— О, как грубо. Харухи, похоже, в самом деле не понимает, какую пользу мы, близнецы, приносим клубу свиданий. Послушай, сам факт, что нас двое одинаковых голубых, красивых парней в расцвете сил, дает нам 100 очков вперед. И пока все довольны нашей игрой, балансирующей между дружбой и чем-то большим. В нашем случае, наше самое сильное оружие — то, что мы, близнецы, нарушаем все табу. И если совсем откровенно, то женские фантазии с участием близнецов самые волнующие, не так ли?

— Я так и не понял, отчего вы…

— Я так и не понял, отчего вы так популярны.
— О, как грубо. Харухи, похоже, в самом деле не понимает, какую пользу мы, близнецы, приносим клубу свиданий. Послушай, сам факт, что нас двое одинаковых голубых, красивых парней в расцвете сил, дает нам 100 очков вперед. И пока все довольны нашей игрой, балансирующей между дружбой и чем-то большим. В нашем случае, наше самое сильное оружие — то, что мы, близнецы, нарушаем все табу. И если совсем откровенно, то женские фантазии с участием близнецов самые волнующие, не так ли?

— В конце концов, это аниме — школьная комедия о любви. А я с Харухи — главные герои любовной драмы!
— А мы кто?
— Естественно вы — голубые герои второго плана!

— В конце концов, это аниме — школьная…

— В конце концов, это аниме — школьная комедия о любви. А я с Харухи — главные герои любовной драмы!
— А мы кто?
— Естественно вы — голубые герои второго плана!

— Осторожнее, Харухи…
— У милорда явно фетиш на садо-мазо.
— Я же сказал, вы не поняли меня!
— Значит, это и есть садо-мазо? Он заставил меня, без моего ведома.
— Нет, я ради тебя старался.
— Трогайте!
— Эй, не бросайте меня… Стойте…

— Осторожнее, Харухи…— У милорда явно фетиш на…

— Осторожнее, Харухи…
— У милорда явно фетиш на садо-мазо.
— Я же сказал, вы не поняли меня!
— Значит, это и есть садо-мазо? Он заставил меня, без моего ведома.
— Нет, я ради тебя старался.
— Трогайте!
— Эй, не бросайте меня… Стойте…

— Семпай! Хватит мусорить!
— Это не мусор, это дом для хомячка.
— Но у вас же никогда не было хомячка, Семпай!
— Я тебе не Семпай… знакомый обычный…

— Семпай! Хватит мусорить!— Это не мусор, это…

— Семпай! Хватит мусорить!
— Это не мусор, это дом для хомячка.
— Но у вас же никогда не было хомячка, Семпай!
— Я тебе не Семпай… знакомый обычный…

— Харухи…
— Да?
— Ты девушка?
— Да, по крайней мере, биологически.

— Харухи…— Да?— Ты девушка?— Да, по крайней…

— Харухи…
— Да?
— Ты девушка?
— Да, по крайней мере, биологически.

Хару-тян обанкротится? У нее же нет на это денег!

Хару-тян обанкротится? У нее же нет на это…

Хару-тян обанкротится? У нее же нет на это денег!

Даже если мир рухнет, я хочу стать вашим рыцарем и спасти вас ценой собственной жизни!

Даже если мир рухнет, я хочу стать вашим…

Даже если мир рухнет, я хочу стать вашим рыцарем и спасти вас ценой собственной жизни!

Изливать свой эгоизм на окружающих это как-то по-детски.

Изливать свой эгоизм на окружающих это как-то по-детски.

Изливать свой эгоизм на окружающих это как-то по-детски.

Я, конечно, не разбираюсь в боевых искусствах, но что такое сила, истинная сила? Извини, но бежать от самого себя и притворяться кем-то ещё… Я называю это — бегство от реальности. Знать, кто ты есть на самом деле, признать это, не лишать себя радостей жизни, в этом заключается настоящая сила.

Я, конечно, не разбираюсь в боевых искусствах, но…

Я, конечно, не разбираюсь в боевых искусствах, но что такое сила, истинная сила? Извини, но бежать от самого себя и притворяться кем-то ещё… Я называю это — бегство от реальности. Знать, кто ты есть на самом деле, признать это, не лишать себя радостей жизни, в этом заключается настоящая сила.

Одиночество одного намного легче, чем одиночество двоих.

Одиночество одного намного легче, чем одиночество двоих.

Одиночество одного намного легче, чем одиночество двоих.

— Зачем шедевры выставляют в музеях…
— Какими же словами называют таких типов?
— … для людей, которые тоскуют по красоте…
— Ну как же?
— … на твой взгляд в этом может не быть нужды…
— Назойливый?
— … так выглядит изящнее…
— Нет, есть что-то точнее.
— … мне нравится видеть свое отражение в бокале… очень эффектен наклон головы…
— А точно!
— Сердце забилось чаще?
— Противный!

— Зачем шедевры выставляют в музеях…— Какими же…

— Зачем шедевры выставляют в музеях…
— Какими же словами называют таких типов?
— … для людей, которые тоскуют по красоте…
— Ну как же?
— … на твой взгляд в этом может не быть нужды…
— Назойливый?
— … так выглядит изящнее…
— Нет, есть что-то точнее.
— … мне нравится видеть свое отражение в бокале… очень эффектен наклон головы…
— А точно!
— Сердце забилось чаще?
— Противный!

— Я тут вспомнила, что у меня дела, так что извини, пожалуйста.
— Какие дела могут быть в шкафу?!

— Я тут вспомнила, что у меня дела,…

— Я тут вспомнила, что у меня дела, так что извини, пожалуйста.
— Какие дела могут быть в шкафу?!

— Неужели ты так ненавидишь работу в этом клубе? Неужели ты так ненавидишь работу в Клубе Свиданий?
— Ну раз спрашиваешь, то да.

— Неужели ты так ненавидишь работу в этом…

— Неужели ты так ненавидишь работу в этом клубе? Неужели ты так ненавидишь работу в Клубе Свиданий?
— Ну раз спрашиваешь, то да.

— В тот день я случайно наступил на его куклу Бельзенев. И тут же, на экзамене на моем листке появились странные слова, похожие на какое-то заклинание! Я подумал, тут что-то не так, обернулся и оказался в другом измерении с людьми, которых не знал!
— Ты по ошибке зашел в класс экзамена по греческому языку.
— Нет! Это проклятие! А потом три дня подряд… я не мог ходить, словно ноги стали деревянными!
— Все потому, что перед этим ты принимал участие в марафоне.

— В тот день я случайно наступил на…

— В тот день я случайно наступил на его куклу Бельзенев. И тут же, на экзамене на моем листке появились странные слова, похожие на какое-то заклинание! Я подумал, тут что-то не так, обернулся и оказался в другом измерении с людьми, которых не знал!
— Ты по ошибке зашел в класс экзамена по греческому языку.
— Нет! Это проклятие! А потом три дня подряд… я не мог ходить, словно ноги стали деревянными!
— Все потому, что перед этим ты принимал участие в марафоне.

Я уверен в своей способности видеть людей насквозь, не позволяя им видеть меня насквозь.

Я уверен в своей способности видеть людей насквозь,…

Я уверен в своей способности видеть людей насквозь, не позволяя им видеть меня насквозь.

— Девушкам нельзя целоваться с девушками!
— И это говорит папа-трансвестит…

— Девушкам нельзя целоваться с девушками!— И это…

— Девушкам нельзя целоваться с девушками!
— И это говорит папа-трансвестит…

— Ну что, ты уже готова влюбиться в меня?
— Он живёт, не догадываясь о жестокой реальности…

— Ну что, ты уже готова влюбиться в…

— Ну что, ты уже готова влюбиться в меня?
— Он живёт, не догадываясь о жестокой реальности…