Цель опознана… Снятие печати до третьего уровня Ограничения…

Цель опознана… Снятие печати до третьего уровня Ограничения…

Цель опознана… Снятие печати до третьего уровня Ограничения…

Склонитесь передо мной и обретёте троны земные. Служите Господу со страхом и соединяйтесь в веселии. Поцелуйте дитя и, возможно, он дарует вам вечное забвение. Но не видать вам жмурики царствия Небесного. Аминь.

Склонитесь передо мной и обретёте троны земные. Служите…

Склонитесь передо мной и обретёте троны земные. Служите Господу со страхом и соединяйтесь в веселии. Поцелуйте дитя и, возможно, он дарует вам вечное забвение. Но не видать вам жмурики царствия Небесного. Аминь.

Расскажи свой любимый кошмар ночной,
Назови мне по имени его.
Я люблю сказки на ночь, я за твоей спиной.
Я страшнее, чем твой кошмар…

Расскажи свой любимый кошмар ночной,Назови мне по имени…

Расскажи свой любимый кошмар ночной,
Назови мне по имени его.
Я люблю сказки на ночь, я за твоей спиной.
Я страшнее, чем твой кошмар…

Жизнь у тебя такая долгая, что придет время и ты ее возненавидишь.

Жизнь у тебя такая долгая, что придет время…

Жизнь у тебя такая долгая, что придет время и ты ее возненавидишь.

Это я возьму пистолет. Это я заряжу его. Я сниму с предохранителя оружие и нажму на курок. Но… их убьет твой приказ.

Это я возьму пистолет. Это я заряжу его.…

Это я возьму пистолет. Это я заряжу его. Я сниму с предохранителя оружие и нажму на курок. Но… их убьет твой приказ.

Сдаться и признать поражение? Так вы уже сдались и отказались от человечности, потому что были слабаками. Но не мерьте всех людей по вашим меркам, выродки.

Сдаться и признать поражение? Так вы уже сдались…

Сдаться и признать поражение? Так вы уже сдались и отказались от человечности, потому что были слабаками. Но не мерьте всех людей по вашим меркам, выродки.

— Я всегда хотел спросить…
— О чем же?
— Ты когда-нибудь хотела выпить мою кровь? Хотела ли ты когда-нибудь стать сильнее, просто смешав свою кровь с моей?
— Почему бы тебе не прочитать мои мысли?
— Это не то… Я хотел бы, чтобы ты сама произнесла ответ.

— Я всегда хотел спросить…— О чем же?—…

— Я всегда хотел спросить…
— О чем же?
— Ты когда-нибудь хотела выпить мою кровь? Хотела ли ты когда-нибудь стать сильнее, просто смешав свою кровь с моей?
— Почему бы тебе не прочитать мои мысли?
— Это не то… Я хотел бы, чтобы ты сама произнесла ответ.

— Ты чудовище! Ты настоящее чудовище!
— Я понял. Ты такой же, как все остальные. Как я и подозревал, ты слаб и бесполезен. Просто живая мишень…

— Ты чудовище! Ты настоящее чудовище!— Я понял.…

— Ты чудовище! Ты настоящее чудовище!
— Я понял. Ты такой же, как все остальные. Как я и подозревал, ты слаб и бесполезен. Просто живая мишень…

Мое имя Алукард, я сотрудник специальной организации «Хеллсинг». Мусор убираю.

Мое имя Алукард, я сотрудник специальной организации «Хеллсинг».…

Мое имя Алукард, я сотрудник специальной организации «Хеллсинг». Мусор убираю.

Человека делает человеком только одно. Наличие собственной воли и желания.

Человека делает человеком только одно. Наличие собственной воли…

Человека делает человеком только одно. Наличие собственной воли и желания.

Для отвернувшихся от солнца и шагнувших в ночь, обратной дороги нет.

Для отвернувшихся от солнца и шагнувших в ночь,…

Для отвернувшихся от солнца и шагнувших в ночь, обратной дороги нет.

Птицей Гермеса меня называют, свои крылья пожирая, сам себя я укрощаю.

Птицей Гермеса меня называют, свои крылья пожирая, сам…

Птицей Гермеса меня называют, свои крылья пожирая, сам себя я укрощаю.

Какая прекрасная ночь! В такие ночи я жажду крови…

Какая прекрасная ночь! В такие ночи я жажду…

Какая прекрасная ночь! В такие ночи я жажду крови…

Вам нравится быть вампиром? Это тело, которое вы так желали, что даже предали свою страну. Это тело, которое вы так хотели, что убили своих друзей — как оно вам, капитан? И правда. Каково это, ради личного бессмертия превратить своих начальников и подчиненных в упырей, людоедов, капитан?

Вам нравится быть вампиром? Это тело, которое вы…

Вам нравится быть вампиром? Это тело, которое вы так желали, что даже предали свою страну. Это тело, которое вы так хотели, что убили своих друзей — как оно вам, капитан? И правда. Каково это, ради личного бессмертия превратить своих начальников и подчиненных в упырей, людоедов, капитан?

Враг! Покажи, как убьешь меня, как вонзишь штык мне в сердце! Как пятьсот лет назад, как десять лет назад! Оборви мой долгий сон, мой драгоценный заклятый враг!

Враг! Покажи, как убьешь меня, как вонзишь штык…

Враг! Покажи, как убьешь меня, как вонзишь штык мне в сердце! Как пятьсот лет назад, как десять лет назад! Оборви мой долгий сон, мой драгоценный заклятый враг!

Я собираюсь, дамы и господа, всех вас кусками нарезать!

Я собираюсь, дамы и господа, всех вас кусками…

Я собираюсь, дамы и господа, всех вас кусками нарезать!

Вечная, никогда не прекращающаяся война. Раз за разом он убивал, раз за разом поглощал гаснущую жизнь. Путь призрака смерти по странам и землям был бесконечен. Страшное своей безжалостностью, за этой безжалостностью по-прежнему скрывается слабый, сдерживающий слезы ребенок.

Вечная, никогда не прекращающаяся война. Раз за разом…

Вечная, никогда не прекращающаяся война. Раз за разом он убивал, раз за разом поглощал гаснущую жизнь. Путь призрака смерти по странам и землям был бесконечен. Страшное своей безжалостностью, за этой безжалостностью по-прежнему скрывается слабый, сдерживающий слезы ребенок.

Все в этом мире — борьба, потому что это часть мира, в котором рождаются люди.

Все в этом мире — борьба, потому что…

Все в этом мире — борьба, потому что это часть мира, в котором рождаются люди.

Сколько бы камней ни бросали в воду, ее поверхность не замутится. Сколько бы ни ступали на тени, их не растоптать. Ни вода не замутится, ни тени не исчезнут. Река смерти — вот что это. И жизнь, и смерть — все обман. Он настолько неуязвим, настолько силен, что это кажется невозможным.

Сколько бы камней ни бросали в воду, ее…

Сколько бы камней ни бросали в воду, ее поверхность не замутится. Сколько бы ни ступали на тени, их не растоптать. Ни вода не замутится, ни тени не исчезнут. Река смерти — вот что это. И жизнь, и смерть — все обман. Он настолько неуязвим, настолько силен, что это кажется невозможным.