Слушайте меня, вы двое. Слезы помогают смыть следы грусти и тяжелых переживаний. Но когда вырастите, то столкнетесь с такой грустью, которую не смоют никакие слезы. Это будет особенная драгоценная боль, от которой не захотите избавляться. Поэтому по-настоящему сильные люди смеются, когда хочется разрыдаться. Они принимают всю боль и печаль, но все равно смеются вместе с теми, кто следует за ними. Сейчас вы можете плакать, когда хочется, но однажды вы должны стать такими же сильными самураями.

Слушайте меня, вы двое. Слезы помогают смыть следы…

Слушайте меня, вы двое. Слезы помогают смыть следы грусти и тяжелых переживаний. Но когда вырастите, то столкнетесь с такой грустью, которую не смоют никакие слезы. Это будет особенная драгоценная боль, от которой не захотите избавляться. Поэтому по-настоящему сильные люди смеются, когда хочется разрыдаться. Они принимают всю боль и печаль, но все равно смеются вместе с теми, кто следует за ними. Сейчас вы можете плакать, когда хочется, но однажды вы должны стать такими же сильными самураями.

Да, величайшая иллюзия способна изменить реальность.

Да, величайшая иллюзия способна изменить реальность.

Да, величайшая иллюзия способна изменить реальность.

Держись. Я не позволю тебе умереть. Я помогу тебе. Просто брось это дерьмо здесь. Ты не можешь спасти его. У тебя нет власти, спасти кого-либо. Было ли время, когда ты защищал что-нибудь дорогое для тебя? Всё, что ты делал, это рубил и сёк врагов перед собой. И что осталось позади? Только груды тел. Ты слабак. Просто оставь всё позади, и у тебя не будет забот. Нет ничего, что ты можешь защитить!

Держись. Я не позволю тебе умереть. Я помогу…

Держись. Я не позволю тебе умереть. Я помогу тебе. Просто брось это дерьмо здесь. Ты не можешь спасти его. У тебя нет власти, спасти кого-либо. Было ли время, когда ты защищал что-нибудь дорогое для тебя? Всё, что ты делал, это рубил и сёк врагов перед собой. И что осталось позади? Только груды тел. Ты слабак. Просто оставь всё позади, и у тебя не будет забот. Нет ничего, что ты можешь защитить!

Нет разницы между монстром и дитём монстра. Оба они нелюди, рождаемые лишь в кровавом омуте греха. И меч монстра не может ранить другого монстра.

Нет разницы между монстром и дитём монстра. Оба…

Нет разницы между монстром и дитём монстра. Оба они нелюди, рождаемые лишь в кровавом омуте греха. И меч монстра не может ранить другого монстра.

— Как меня можно судить, когда я управляю этой страной? Когда закон это я?
— Если мы не можем судить тебя на поверхности, посудим под ней. Женские слезы, пролитые в Ёшиваре по твоей вине… Кровь мужчины, которую ты пролил… Небеса могут простить тебя, но закон Ёшивары, «Гейша Смерти», не простит тебя.

— Как меня можно судить, когда я управляю…

— Как меня можно судить, когда я управляю этой страной? Когда закон это я?
— Если мы не можем судить тебя на поверхности, посудим под ней. Женские слезы, пролитые в Ёшиваре по твоей вине… Кровь мужчины, которую ты пролил… Небеса могут простить тебя, но закон Ёшивары, «Гейша Смерти», не простит тебя.

Простите за то, что заставили ждать, Сёгун-сама. Женщина по заказу №1, куртизанка Сузуран, пришла к вам с визитом. Просить замены слишком поздно. Вы подмыли свою грязную задницу? Этой ночью вам не уснуть.

Простите за то, что заставили ждать, Сёгун-сама. Женщина…

Простите за то, что заставили ждать, Сёгун-сама. Женщина по заказу №1, куртизанка Сузуран, пришла к вам с визитом. Просить замены слишком поздно. Вы подмыли свою грязную задницу? Этой ночью вам не уснуть.

— Босс, не забудьте. У вас назначена встреча с палачом. Обязательно вернитесь вместе с головой. Нам ведь её рубить.
— Попытайся совершить преступление, заслуживающее такого наказания… В каком преступлении будешь виновен?
— Отсекание нижнего пучка волос у лорда.

— Босс, не забудьте. У вас назначена встреча…

— Босс, не забудьте. У вас назначена встреча с палачом. Обязательно вернитесь вместе с головой. Нам ведь её рубить.
— Попытайся совершить преступление, заслуживающее такого наказания… В каком преступлении будешь виновен?
— Отсекание нижнего пучка волос у лорда.

Люди — сложные существа. Они роют могилу тому, кого ненавидят. Там, где есть ненависть, всегда есть любовь. Мы бесполезны… Даже если была любовь, однажды родится ненависть, и всё обратится в чёрный цвет. В тот день я обратился в чёрный и лично испачкал всё, что в нём было в чёрном.

Люди — сложные существа. Они роют могилу тому,…

Люди — сложные существа. Они роют могилу тому, кого ненавидят. Там, где есть ненависть, всегда есть любовь. Мы бесполезны… Даже если была любовь, однажды родится ненависть, и всё обратится в чёрный цвет. В тот день я обратился в чёрный и лично испачкал всё, что в нём было в чёрном.

— Камуи, когда-нибудь ты поймёшь. Когда станешь старым и оглянешься на путь, который прошел. Поймешь, что он был пустым.
— Босс, меня это устраивает. Нет ничего, что я хочу. Нет никаких оснований оглядываться назад. Я смотрю только вперед. Новые сражения предстанут перед моими глазами. Именно этого я и ищу. Чтобы стать сильнее, чем кто-либо другой. Я двигаюсь вперед, чтобы стать сильнее, чем что бы то не было. Даже если ценой будет потеря всего, что я мог когда-либо защитить.

— Камуи, когда-нибудь ты поймёшь. Когда станешь старым…

— Камуи, когда-нибудь ты поймёшь. Когда станешь старым и оглянешься на путь, который прошел. Поймешь, что он был пустым.
— Босс, меня это устраивает. Нет ничего, что я хочу. Нет никаких оснований оглядываться назад. Я смотрю только вперед. Новые сражения предстанут перед моими глазами. Именно этого я и ищу. Чтобы стать сильнее, чем кто-либо другой. Я двигаюсь вперед, чтобы стать сильнее, чем что бы то не было. Даже если ценой будет потеря всего, что я мог когда-либо защитить.

— Считай, что я вернул тебе долг.
— Не смеши меня. При такой запоздалой оплате, считаешь, у тебя не найдётся вознаграждения побольше, а?!
— Снова занимаешься вымогательством? Чего ты хочешь?
— Голову Сёгуна.
— Довольно большое вознаграждение.
— Нет, его голова ничего не стоит.

— Считай, что я вернул тебе долг. —…

— Считай, что я вернул тебе долг.
— Не смеши меня. При такой запоздалой оплате, считаешь, у тебя не найдётся вознаграждения побольше, а?!
— Снова занимаешься вымогательством? Чего ты хочешь?
— Голову Сёгуна.
— Довольно большое вознаграждение.
— Нет, его голова ничего не стоит.

Да, этот парень был странным. Никто не собирался плакать на твоих похоронах. Слёзы созданы для хорошей еды.

Да, этот парень был странным. Никто не собирался…

Да, этот парень был странным. Никто не собирался плакать на твоих похоронах. Слёзы созданы для хорошей еды.

— Когда я спросила своего мужа, изменял ли он мне, он просто промолчал в ответ. Я не могла больше этого терпеть, поэтому сбежала. Я готова уйти от него, но он не признает своей измены. Он не хочет разводиться. Я хочу доказательств, железных доказательств его измены…
— Прости, я не возьмусь за это дело. Мы не сможем искать доказательства ради того, чтобы разлучить детей с отцом. Пойдем, Паццуан.
— А? Куда?
— Искать доказательства его любви к ней.

— Когда я спросила своего мужа, изменял ли…

— Когда я спросила своего мужа, изменял ли он мне, он просто промолчал в ответ. Я не могла больше этого терпеть, поэтому сбежала. Я готова уйти от него, но он не признает своей измены. Он не хочет разводиться. Я хочу доказательств, железных доказательств его измены…
— Прости, я не возьмусь за это дело. Мы не сможем искать доказательства ради того, чтобы разлучить детей с отцом. Пойдем, Паццуан.
— А? Куда?
— Искать доказательства его любви к ней.

Я просто хочу, чтобы женщина, которую я люблю, была счастлива. Это всё.

Я просто хочу, чтобы женщина, которую я люблю,…

Я просто хочу, чтобы женщина, которую я люблю, была счастлива. Это всё.

— У меня новая профессия, но нет цели в жизни. Я всё ещё не вижу своего будущего.
— Разве так не у всех? Если будешь упорным в поисках, то довольно скоро найдешь.

— У меня новая профессия, но нет цели…

— У меня новая профессия, но нет цели в жизни. Я всё ещё не вижу своего будущего.
— Разве так не у всех? Если будешь упорным в поисках, то довольно скоро найдешь.

— Старина, приготовь ему что-нибудь похожее на мамину стряпню.
— Откуда мне знать, что это такое?
— Когда я говорю мамина стряпня, разве не очевидно, что это домашнее печенье?!
— При чём тут мамочка?!

— Старина, приготовь ему что-нибудь похожее на мамину…

— Старина, приготовь ему что-нибудь похожее на мамину стряпню.
— Откуда мне знать, что это такое?
— Когда я говорю мамина стряпня, разве не очевидно, что это домашнее печенье?!
— При чём тут мамочка?!

Я могу умереть. Но даже если я выберу жизнь и позабуду о долге, это будет равноценно смерти.

Я могу умереть. Но даже если я выберу…

Я могу умереть. Но даже если я выберу жизнь и позабуду о долге, это будет равноценно смерти.