Даже если ему нечего сказать, он все равно всегда неожиданно оказывается рядом. Но только если рядом никого нет. Он совсем как кот.

Даже если ему нечего сказать, он все равно…

Даже если ему нечего сказать, он все равно всегда неожиданно оказывается рядом. Но только если рядом никого нет. Он совсем как кот.

В прошлом так же мало реальности, как и в снах.

В прошлом так же мало реальности, как и…

В прошлом так же мало реальности, как и в снах.

— Я очень-очень тебя люблю. Я столько нового узнала и почувствовала с тех пор, как мы начали встречаться.
— Например?
— Например… например… что ты можешь быть еще большим идиотом, чем я думала.

— Я очень-очень тебя люблю. Я столько нового…

— Я очень-очень тебя люблю. Я столько нового узнала и почувствовала с тех пор, как мы начали встречаться.
— Например?
— Например… например… что ты можешь быть еще большим идиотом, чем я думала.

Интересно, есть ли предел тому, как сильно можно любить человека?

Интересно, есть ли предел тому, как сильно можно…

Интересно, есть ли предел тому, как сильно можно любить человека?

— Сколько бы раз я ни звонил, она всё равно не берёт трубку, даже не смотрит на меня.
— Звони ещё.
— Я уже пятьдесят раз звонил…
— Тогда звони сто раз.

— Сколько бы раз я ни звонил, она…

— Сколько бы раз я ни звонил, она всё равно не берёт трубку, даже не смотрит на меня.
— Звони ещё.
— Я уже пятьдесят раз звонил…
— Тогда звони сто раз.

Может, мир и не вращается вокруг меня, но ведь ты здесь из-за меня, так?

Может, мир и не вращается вокруг меня, но…

Может, мир и не вращается вокруг меня, но ведь ты здесь из-за меня, так?

Я жил до этого только ради того, чтобы встретить тебя.

Я жил до этого только ради того, чтобы…

Я жил до этого только ради того, чтобы встретить тебя.

Дело не в том, что плюс перевесил минусы. Главное не в этом. Просто плюс оказался гораздо важнее всех минусов.

Дело не в том, что плюс перевесил минусы.…

Дело не в том, что плюс перевесил минусы. Главное не в этом. Просто плюс оказался гораздо важнее всех минусов.

У каждого есть сильные и слабые стороны. Займись тем, в чём разбираешься.

У каждого есть сильные и слабые стороны. Займись…

У каждого есть сильные и слабые стороны. Займись тем, в чём разбираешься.

Если бы ты оказалась в лодке с двумя людьми, и лодка вдруг перевернулась… Кого бы ты спасла? Того, кто тебе ближе? Того, кто красивее? Того, кто лучше как человек? Или того, кого любишь? Я бы спас того, кто не умеет плавать.

Если бы ты оказалась в лодке с двумя…

Если бы ты оказалась в лодке с двумя людьми, и лодка вдруг перевернулась… Кого бы ты спасла? Того, кто тебе ближе? Того, кто красивее? Того, кто лучше как человек? Или того, кого любишь? Я бы спас того, кто не умеет плавать.

Мы можем никогда не узнать, какой выбор действительно правильный. Мы можем никогда не узнать, вела ли нас судьба или мы действовали наперекор ей… Но если у нас есть желания…

Мы можем никогда не узнать, какой выбор действительно…

Мы можем никогда не узнать, какой выбор действительно правильный. Мы можем никогда не узнать, вела ли нас судьба или мы действовали наперекор ей… Но если у нас есть желания…

Яно, где ты сейчас? В каком уголке Японии? Где под этим огромным небом ты сейчас живешь? Что ты делал сегодня? С кем ты общался? Что ты ел? В каких местах побывал? Яно, когда ты последний раз думал обо мне?

Яно, где ты сейчас? В каком уголке Японии?…

Яно, где ты сейчас? В каком уголке Японии? Где под этим огромным небом ты сейчас живешь? Что ты делал сегодня? С кем ты общался? Что ты ел? В каких местах побывал? Яно, когда ты последний раз думал обо мне?

Юность прощается со своими героями с тихой грустью, с нежной ностальгией, утешая и мучая. Однажды, в ясный день, мы вернёмся в город своего детства, на ту улицу, асфальт которой разрисовывали мелом. Только всё будет не так, и, жмурясь от солнца, я вспомню тебя, а ты — меня. Ведь это были мы, вспомни…

Юность прощается со своими героями с тихой грустью,…

Юность прощается со своими героями с тихой грустью, с нежной ностальгией, утешая и мучая. Однажды, в ясный день, мы вернёмся в город своего детства, на ту улицу, асфальт которой разрисовывали мелом. Только всё будет не так, и, жмурясь от солнца, я вспомню тебя, а ты — меня. Ведь это были мы, вспомни…

Вечность, которая длится мгновение. Имена и лица, уже забытые, живы и юны только на старых фотографиях. И голоса, такие близкие, теперь звучат издалека. Всё прошло, промчалось, просочилось сквозь пальцы. Наши судьбы, когда-то пересечённые, отныне строго параллельны. Наша поступь замолкнет, как замолкают шум и гвалт после звонка в школьном коридоре. На наше место придут другие, и это не изменить и не поправить… Но всё же, это были мы, помнишь?

Вечность, которая длится мгновение. Имена и лица, уже…

Вечность, которая длится мгновение. Имена и лица, уже забытые, живы и юны только на старых фотографиях. И голоса, такие близкие, теперь звучат издалека. Всё прошло, промчалось, просочилось сквозь пальцы. Наши судьбы, когда-то пересечённые, отныне строго параллельны. Наша поступь замолкнет, как замолкают шум и гвалт после звонка в школьном коридоре. На наше место придут другие, и это не изменить и не поправить… Но всё же, это были мы, помнишь?

Если бы люди выбирали только то, что сделает их счастливыми, какой прекрасной была бы жизнь.

Если бы люди выбирали только то, что сделает…

Если бы люди выбирали только то, что сделает их счастливыми, какой прекрасной была бы жизнь.

Никто не знает как лучше и что случится потом. Никто ничего не знает о будущем, пока оно не настанет. Тогда почему бы нам не положиться хотя бы на то, что мы знаем наверняка?

Никто не знает как лучше и что случится…

Никто не знает как лучше и что случится потом. Никто ничего не знает о будущем, пока оно не настанет. Тогда почему бы нам не положиться хотя бы на то, что мы знаем наверняка?

— Красивые слова говорят на свадьбе, правда? «Берешь ли ты эту женщину в жены и обещаешь ли любить ее, пока смерть не разлучит вас?»
— Да!
— Мы что, вправду женимся, что ли?
— Просто вырвалось… Чего смеешься, дурак? Но просто слов не достаточно! Если бы это было взаправду, я бы сказала примерно так: «Пожалуйста, сломай мои пальцы».

— Красивые слова говорят на свадьбе, правда? «Берешь…

— Красивые слова говорят на свадьбе, правда? «Берешь ли ты эту женщину в жены и обещаешь ли любить ее, пока смерть не разлучит вас?»
— Да!
— Мы что, вправду женимся, что ли?
— Просто вырвалось… Чего смеешься, дурак? Но просто слов не достаточно! Если бы это было взаправду, я бы сказала примерно так: «Пожалуйста, сломай мои пальцы».

— Что б ты сдох, дурак.
— Нельзя постоянно желать всем смерти. Да и в конце концов, ты постоянно говоришь «что б ты сдох», и это уже просто скучно.
— Просто скучно? А как насчет «я убью тебя, сволочь»?

— Что б ты сдох, дурак.— Нельзя постоянно…

— Что б ты сдох, дурак.
— Нельзя постоянно желать всем смерти. Да и в конце концов, ты постоянно говоришь «что б ты сдох», и это уже просто скучно.
— Просто скучно? А как насчет «я убью тебя, сволочь»?

— М-м… Было что-то такое, что потрясло тебя до глубины души, когда вы встречались?
— Потрясло до глубины души? Как однажды она ела лапшу носом?

— М-м… Было что-то такое, что потрясло тебя…

— М-м… Было что-то такое, что потрясло тебя до глубины души, когда вы встречались?
— Потрясло до глубины души? Как однажды она ела лапшу носом?