Влюбись в меня. Влюбись так же сильно, как теперь — еще десять, еще двадцать раз — до тех пор, пока жизнь без меня не станет тебе невыносимой.

Влюбись в меня. Влюбись так же сильно, как…

Влюбись в меня. Влюбись так же сильно, как теперь — еще десять, еще двадцать раз — до тех пор, пока жизнь без меня не станет тебе невыносимой.

Ревнуй еще больше. Ревнуй настолько, чтобы не смог думать о чем-либо другом, кроме меня.

Ревнуй еще больше. Ревнуй настолько, чтобы не смог…

Ревнуй еще больше. Ревнуй настолько, чтобы не смог думать о чем-либо другом, кроме меня.

Твоё дело маленькое – молчать и быть любимым одним человеком – мной.

Твоё дело маленькое – молчать и быть любимым…

Твоё дело маленькое – молчать и быть любимым одним человеком – мной.

Ты всё никак не поймёшь, что в твоей «непробиваемой броне» на самом деле полно трещин…

Ты всё никак не поймёшь, что в твоей…

Ты всё никак не поймёшь, что в твоей «непробиваемой броне» на самом деле полно трещин…

Если ты ничего не чувствуешь ко мне, тогда не будь таким добрым.

Если ты ничего не чувствуешь ко мне, тогда…

Если ты ничего не чувствуешь ко мне, тогда не будь таким добрым.

Я хочу полностью завладеть этим человеком. Только мой. Ненавижу себя за такие детские мысли…

Я хочу полностью завладеть этим человеком. Только мой.…

Я хочу полностью завладеть этим человеком. Только мой. Ненавижу себя за такие детские мысли…

Приходит тут с признаниями, а у меня, понимаешь, сердце разбито!

Приходит тут с признаниями, а у меня, понимаешь,…

Приходит тут с признаниями, а у меня, понимаешь, сердце разбито!

Я так сильно тебя любил и был одарён твоей любовью… Теперь, когда тебя нет, если я когда-нибудь забуду тебя… Не будет ли это предательством?

Я так сильно тебя любил и был одарён…

Я так сильно тебя любил и был одарён твоей любовью… Теперь, когда тебя нет, если я когда-нибудь забуду тебя… Не будет ли это предательством?

— Больше всего меня угнетало, что тебе совершенно наплевать, что я тебе не нравлюсь.
— Дело не в том, что мне наплевать. Я просто даже не пытаюсь полюбить. Вот в чем дело. В мире не существует вечной любви, любви навсегда. В итоге все равно придется сказать «прощай». Неужели, если все кончилось, нужно найти кого-то похожего, забыть о прошлом и жить дальше? Я в этом отнюдь не уверен. Но и жить одним прошлым я не хочу. Вместо всего этого, я вообще ни о чем не думаю.

— Больше всего меня угнетало, что тебе совершенно…

— Больше всего меня угнетало, что тебе совершенно наплевать, что я тебе не нравлюсь.
— Дело не в том, что мне наплевать. Я просто даже не пытаюсь полюбить. Вот в чем дело. В мире не существует вечной любви, любви навсегда. В итоге все равно придется сказать «прощай». Неужели, если все кончилось, нужно найти кого-то похожего, забыть о прошлом и жить дальше? Я в этом отнюдь не уверен. Но и жить одним прошлым я не хочу. Вместо всего этого, я вообще ни о чем не думаю.

Дело не в равнодушии. Просто эмоции во мне мертвы.

Дело не в равнодушии. Просто эмоции во мне…

Дело не в равнодушии. Просто эмоции во мне мертвы.

— Перестань избегать то, что тебе не нравится!
— Английский — самый легкий язык в мире! Так что не тебе говорить мне об этом!
— Я не убегаю от него! Он сам убегает от меня!

— Перестань избегать то, что тебе не нравится!—…

— Перестань избегать то, что тебе не нравится!
— Английский — самый легкий язык в мире! Так что не тебе говорить мне об этом!
— Я не убегаю от него! Он сам убегает от меня!

— Если ты чего-нибудь хочешь, я куплю.
— Нет. Я не об этом.
— Сколько? Один миллион? Два миллиона?..
— Почему ты начал с миллионов?! Деньги зарабатываются тяжелым трудом!

— Если ты чего-нибудь хочешь, я куплю.— Нет.…

— Если ты чего-нибудь хочешь, я куплю.
— Нет. Я не об этом.
— Сколько? Один миллион? Два миллиона?..
— Почему ты начал с миллионов?! Деньги зарабатываются тяжелым трудом!

— Какая серая личность…
— Хватит уже. Может и серая, но в этой его серости хватает кое-чего очень даже не серого.
— Ну уж простите за столь беспросветную никчёмность!

— Какая серая личность…— Хватит уже. Может и…

— Какая серая личность…
— Хватит уже. Может и серая, но в этой его серости хватает кое-чего очень даже не серого.
— Ну уж простите за столь беспросветную никчёмность!

Люби меня. Люби меня с десятикратной, двадцатикратной силой, пока не ощутишь, что не можешь жить без меня. А все остальное предоставь мне. Что бы они ни говорили, что бы ни предпринимали, я защищу тебя.

Люби меня. Люби меня с десятикратной, двадцатикратной силой,…

Люби меня. Люби меня с десятикратной, двадцатикратной силой, пока не ощутишь, что не можешь жить без меня. А все остальное предоставь мне. Что бы они ни говорили, что бы ни предпринимали, я защищу тебя.

Жизнь была бы замечательной, если бы все могли отделаться фразой: «Я стараюсь, как могу!», да?

Жизнь была бы замечательной, если бы все могли…

Жизнь была бы замечательной, если бы все могли отделаться фразой: «Я стараюсь, как могу!», да?

Когда стараешься изо всех сил и терпишь поражение – это легче пережить, чем сожалеть о бездействии.

Когда стараешься изо всех сил и терпишь поражение…

Когда стараешься изо всех сил и терпишь поражение – это легче пережить, чем сожалеть о бездействии.

— Ты мой единственный источник утешения!
— Хватит утешаться за мой счет!

— Ты мой единственный источник утешения!— Хватит утешаться…

— Ты мой единственный источник утешения!
— Хватит утешаться за мой счет!

— Усаги, от тебя табаком пахнет. Кури поменьше. Это вредно для здоровья.
— Хорошо, брошу, когда умру.

— Усаги, от тебя табаком пахнет. Кури поменьше.…

— Усаги, от тебя табаком пахнет. Кури поменьше. Это вредно для здоровья.
— Хорошо, брошу, когда умру.

Нет! Всё не так! Это ничего не значит! Это просто… было немного зябко и я перепил тех конфеток с ликёром!

Нет! Всё не так! Это ничего не значит!…

Нет! Всё не так! Это ничего не значит! Это просто… было немного зябко и я перепил тех конфеток с ликёром!

Единственный, кто может выполнить твоё желание, — ты сама.

Единственный, кто может выполнить твоё желание, — ты…

Единственный, кто может выполнить твоё желание, — ты сама.