Следят за каждым движением Эша не издавая ни звука, ждут распоряжения босса, его слова для них закон. Он их король, его уважают и боятся, они в полной его власти.

Следят за каждым движением Эша не издавая ни…

Следят за каждым движением Эша не издавая ни звука, ждут распоряжения босса, его слова для них закон. Он их король, его уважают и боятся, они в полной его власти.

Если бы дьявол существовал, у него бы точно было твое лицо.

Если бы дьявол существовал, у него бы точно…

Если бы дьявол существовал, у него бы точно было твое лицо.

Сайонара, Америка… Сайонара, Нью-Йорк, но я не собираюсь говорить «сайонара» тебе… Эш.

Сайонара, Америка… Сайонара, Нью-Йорк, но я не собираюсь…

Сайонара, Америка… Сайонара, Нью-Йорк, но я не собираюсь говорить «сайонара» тебе… Эш.

— Оставь меня. Сейчас я счастлив, потому что знаю, что хотя бы один человек… Один человек заботится обо мне и ничего не хочет взамен. Я не могу поверить своему счастью. Это самое прекрасное чувство в мире.
— Но ведь это тебя уничтожит.
— Это лучше, чем жить среди подделок..

— Оставь меня. Сейчас я счастлив, потому что…

— Оставь меня. Сейчас я счастлив, потому что знаю, что хотя бы один человек… Один человек заботится обо мне и ничего не хочет взамен. Я не могу поверить своему счастью. Это самое прекрасное чувство в мире.
— Но ведь это тебя уничтожит.
— Это лучше, чем жить среди подделок..

Ты спрашивал, не пугаешь ли ты меня. Но ты никогда не вызывал во мне страха. Никогда. На самом деле мне всегда казалось, что тебе намного больнее, чем мне.

Ты спрашивал, не пугаешь ли ты меня. Но…

Ты спрашивал, не пугаешь ли ты меня. Но ты никогда не вызывал во мне страха. Никогда. На самом деле мне всегда казалось, что тебе намного больнее, чем мне.

Эш. Мы так давно не виделись, поэтому я очень волнуюсь за тебя. Ты говорил, что мы принадлежим разным мирам. Но правда ли это? У нас разный цвет кожи и глаз. Мы родились в разных странах. Но мы ведь всё равно друзья. Разве не это важно?

Эш. Мы так давно не виделись, поэтому я…

Эш. Мы так давно не виделись, поэтому я очень волнуюсь за тебя. Ты говорил, что мы принадлежим разным мирам. Но правда ли это? У нас разный цвет кожи и глаз. Мы родились в разных странах. Но мы ведь всё равно друзья. Разве не это важно?

Если мне суждено умереть, то я умру хотя бы попытавшись.

Если мне суждено умереть, то я умру хотя…

Если мне суждено умереть, то я умру хотя бы попытавшись.

Знаете, дети не могут своих родителей выбирать, и, насколько бы ужасно не были их родители, они попросить других не могут.

Знаете, дети не могут своих родителей выбирать, и,…

Знаете, дети не могут своих родителей выбирать, и, насколько бы ужасно не были их родители, они попросить других не могут.

Люди странные. Не понимают смерть, но всё равно боятся её. Много раз я думал, что лучше было бы умереть. Это казалось таким сладким и соблазнительным.

Люди странные. Не понимают смерть, но всё равно…

Люди странные. Не понимают смерть, но всё равно боятся её. Много раз я думал, что лучше было бы умереть. Это казалось таким сладким и соблазнительным.

В этом мире ничто не безупречно, пока оно является делом рук людей.

В этом мире ничто не безупречно, пока оно…

В этом мире ничто не безупречно, пока оно является делом рук людей.

Дженкинс: — Так-так, это твой сын? (Эйджи): Ты помогаешь отцу?
Ибе: — Нет, вообще-то это мой ассистент.
Эйджи: — Я Эйджи Окумура. 19 лет, студент колледжа.

Дженкинс: — Так-так, это твой сын? (Эйджи): Ты…

Дженкинс: — Так-так, это твой сын? (Эйджи): Ты помогаешь отцу?
Ибе: — Нет, вообще-то это мой ассистент.
Эйджи: — Я Эйджи Окумура. 19 лет, студент колледжа.

Побудь со мной… Необязательно навеки. Хотя бы сейчас.

Побудь со мной… Необязательно навеки. Хотя бы сейчас.

Побудь со мной… Необязательно навеки. Хотя бы сейчас.