— А я никогда вас друзьями не считал…
— Что? А кто мы тогда?
— Семья.

— А я никогда вас друзьями не считал…—…

— А я никогда вас друзьями не считал…
— Что? А кто мы тогда?
— Семья.

Добро нельзя делать бездумно и по своей прихоти.

Добро нельзя делать бездумно и по своей прихоти.

Добро нельзя делать бездумно и по своей прихоти.

Отверженные в прошлой жизни, нашедшие другой, сомнительный жалкий путь судьбы, где грань между ненавистью и ненавидимыми стирается, две заключённые души смотрят друг на друга из темноты сквозь толщу времени… и жаждут отмщения…

Отверженные в прошлой жизни, нашедшие другой, сомнительный жалкий…

Отверженные в прошлой жизни, нашедшие другой, сомнительный жалкий путь судьбы, где грань между ненавистью и ненавидимыми стирается, две заключённые души смотрят друг на друга из темноты сквозь толщу времени… и жаждут отмщения…

Так-так, иногда сбываются даже прогнозы погоды.

Так-так, иногда сбываются даже прогнозы погоды.

Так-так, иногда сбываются даже прогнозы погоды.

С этим миром разницы никакой в конце концов. Здесь тоже люди живут совершенно не беспокоясь о других. И здесь ад, и там ад.

С этим миром разницы никакой в конце концов.…

С этим миром разницы никакой в конце концов. Здесь тоже люди живут совершенно не беспокоясь о других. И здесь ад, и там ад.

Знаешь, из-за того, что они забыли, что за плохие поступки можно оказаться в аду, их мир начал загнивать.

Знаешь, из-за того, что они забыли, что за…

Знаешь, из-за того, что они забыли, что за плохие поступки можно оказаться в аду, их мир начал загнивать.

— Мне сегодня вручили предвыборную листовку, и я подумал, что было бы неплохо хоть немного разбираться в политике.
— Но не старовата ли газетка?
— И что? Политики всегда были одинаковы.

— Мне сегодня вручили предвыборную листовку, и я…

— Мне сегодня вручили предвыборную листовку, и я подумал, что было бы неплохо хоть немного разбираться в политике.
— Но не старовата ли газетка?
— И что? Политики всегда были одинаковы.

— Дяденька, ты заболел?
— Дяденька идиот. Идиоты не болеют.

— Дяденька, ты заболел?— Дяденька идиот. Идиоты не…

— Дяденька, ты заболел?
— Дяденька идиот. Идиоты не болеют.

Один человек разумен, в то время как толпа — неуправляемый зверь.

Один человек разумен, в то время как толпа…

Один человек разумен, в то время как толпа — неуправляемый зверь.

Сей мир нарекли судьбой. Нити судьбы связаны между собой лишь хрупким предубеждением. Когда разрываешься в гневе, скорби и слезах, в полуночной тьме мы совершим любую месть.

Сей мир нарекли судьбой. Нити судьбы связаны между…

Сей мир нарекли судьбой. Нити судьбы связаны между собой лишь хрупким предубеждением. Когда разрываешься в гневе, скорби и слезах, в полуночной тьме мы совершим любую месть.

Каждое мгновение — это развилка дороги, и мы должны выбрать: защитить ли себя, кого-то еще или свою заветную мечту. Каждый из нас подобно котелку на трех ножках, отчаянно пытается сохранить равновесие в бурлящем потоке времени. Каждый последний вздох открывает дверь в ад, и причиной тому — ненависть.

Каждое мгновение — это развилка дороги, и мы…

Каждое мгновение — это развилка дороги, и мы должны выбрать: защитить ли себя, кого-то еще или свою заветную мечту. Каждый из нас подобно котелку на трех ножках, отчаянно пытается сохранить равновесие в бурлящем потоке времени. Каждый последний вздох открывает дверь в ад, и причиной тому — ненависть.

Жизнь всего лишь игра. Истинная ценность жизни — наслаждаться игрой до самого конца.

Жизнь всего лишь игра. Истинная ценность жизни —…

Жизнь всего лишь игра. Истинная ценность жизни — наслаждаться игрой до самого конца.

Ненависть, страдания, зависть. Это как котелок на трех ножках. Говорят, что на этих чувствах и держится человеческое сердце.

Ненависть, страдания, зависть. Это как котелок на трех…

Ненависть, страдания, зависть. Это как котелок на трех ножках. Говорят, что на этих чувствах и держится человеческое сердце.

Мир людей — это предопределение. Нити, сплетающиеся в нежный и хрупкий цветок ликориса несущий гнев, горе и слезы. За занавесом полуночи невозможная месть станет реальностью.

Мир людей — это предопределение. Нити, сплетающиеся в…

Мир людей — это предопределение. Нити, сплетающиеся в нежный и хрупкий цветок ликориса несущий гнев, горе и слезы. За занавесом полуночи невозможная месть станет реальностью.

Сегодня произойдёт нечто удивительное. Я зачарую тебя. Больше, чем вчера. А завтра — ещё сильнее. Чары, меняющие привычный уклад жизни, словно прогулка по лунной дорожке. Ты сможешь всё. И когда-нибудь ты станешь Золушкой. Сегодня полнолуние. Давай на счёт три вместе посмотрим на луну. Надеюсь, ты готова. Вперёд. Три… Два… Один…

Сегодня произойдёт нечто удивительное. Я зачарую тебя. Больше,…

Сегодня произойдёт нечто удивительное. Я зачарую тебя. Больше, чем вчера. А завтра — ещё сильнее. Чары, меняющие привычный уклад жизни, словно прогулка по лунной дорожке. Ты сможешь всё. И когда-нибудь ты станешь Золушкой. Сегодня полнолуние. Давай на счёт три вместе посмотрим на луну. Надеюсь, ты готова. Вперёд. Три… Два… Один…