— Ребенок не вполне соответствуют стандарту «человека», если…

— Ребенок не вполне соответствуют стандарту «человека», если…

— Ребенок не вполне соответствуют стандарту «человека», если подразумевать под «человеком» того, кто cформировал свой разум и действует в соответствии с ним. Ребенок — начальная фаза «человека», лишенная концепций и норм. Очевидно, содержимое психики ребенка отличается от психики взрослого. Но форма тела у детей и взрослых одинакова. Кукла девочки не заменяет настоящего ребенка, но она и не для практики в воспитании. Дело, определенно, не в этом. Скорее, игра с куклами похожа на воспитание.
— О чем это вы?
— Воспитание — быстрый метод для взрослых воплотить древнюю мечту — создать искусственного андроида, подобное себе существо. Это всего лишь мое мнение.
— Но дети… не куклы!
— Рене Декарт не проводил границы между людьми и машинами, органическим и неорганическим миром. Когда его любимая дочь пять лет умерла, он заказал куклу, в точности похожую на нее. Он назвал ее Франсин и заботился, как раньше заботился о дочке. Такая вот история.

Случайная цитата


– Давным-давно жил был мальчик. Люди постоянно причиняли ему боль, потому что он был невинным. Люди всегда обманывали или предавали его. В конце концов, он решил искать место, где жили настоящие люди.
– Он нашёл такое место?
– Нет. Он не мог найти место, где жили настоящие люди, так что мальчик, в конце концов, жил в одиночестве и умер.
– Мне так жаль его.
– Кого?
– Того мальчика с серебряной ресницей волка. Должно быть он был одинок. Ужасно одинок. Как холодно должно было быть этому мальчику?
– Что мы можем сделать для этого мальчика?
– Мы должны обнять его. Обнять так сильно, как сможем. Изо всех сил, чтобы он мог чувствовать тепло. Мы должны обнять его крепко.

– Давным-давно жил был мальчик. Люди постоянно причиняли…

– Давным-давно жил был мальчик. Люди постоянно причиняли ему боль, потому что он был невинным. Люди всегда обманывали или предавали его. В конце концов, он решил искать место, где жили настоящие люди.
– Он нашёл такое место?
– Нет. Он не мог найти место, где жили настоящие люди, так что мальчик, в конце концов, жил в одиночестве и умер.
– Мне так жаль его.
– Кого?
– Того мальчика с серебряной ресницей волка. Должно быть он был одинок. Ужасно одинок. Как холодно должно было быть этому мальчику?
– Что мы можем сделать для этого мальчика?
– Мы должны обнять его. Обнять так сильно, как сможем. Изо всех сил, чтобы он мог чувствовать тепло. Мы должны обнять его крепко.